Трофеи

Сафари для чайников

Сегодня, чтобы увидеть Африку, вовсе необязательно туда лететь. Можно уютно расположиться на диване, включить Discovery Channel и, попивая свои любимые напитки, насмотреться на тамошние красоты и наслушаться, как они прекрасны и неповторимы.

Фото автора.

Можно увидеть на экране деревья колючие, как кактусы, и кактусы большие, как деревья; птиц размером с коня или с бабочку; столетние акации и оливы вдвое старше.

Можно увидеть буш после грозы, но нельзя почувствовать, как он пахнет; бархатное и капустное дерево, но невозможно ощутить пальцами мягкость его листьев и шершавость коры.

Ни одно видео, ни одна фотография не передадут живых красок рассвета или заката, ощущения безграничного простора, и бесконечно высокого неба…

В Африке нужно побывать хотя бы один раз, тем более что сегодня это доступно по деньгам и по безвизовой простоте для граждан России (по крайней мере, для ЮАР и многих стран юга Африки).

По моему глубокому убеждению, есть некоторые охоты, которые каждый уважающий себя охотник должен попробовать обязательно: медведь на овсах, лось на реву, глухарь на току, перепел с легавой, заяц с гончими…

Не последнее место в этом ряду занимает африканское сафари.

В сознании среднестатистического российского (и не только) охотника прочно укоренилось мнение, что сафари — удел толстосумов. Попробую убедить вас, дорогие читатели, что это не так.
На самом деле не существует «сафари вообще» и, соответственно, его «приблизительной цены».

Спрашивать, сколько стоит охота в Африке, примерно так же нелепо, как поинтересоваться, сколько стоит автомобиль, не уточняя, о «Ленд Круизере» вы спрашиваете или о «Ладе».

Есть охоты на представителей Большой пятерки ценой десятки тысяч евро каждая, а есть и относительно простые трофеи, например разные антилопы, которые обойдутся вам в пару-тройку тысяч.

Принципиально важно понять, что на сегодняшний день охота в Африке по карману каждому охотнику среднего достатка. Ясно, что говорим мы сейчас не об элитных охотах, а об обычных охотничьих турах и экспедициях из разряда «Африка для начинающих».

 

Не стоит переживать за качество трофея, пиэйч все сделает как надо. ФОТО MIKAEL THAM/WIKIMEDIA.ORG (CC BY 3.0)

Проведем параллель. Если вы не можете позволить себе лететь в самолете бизнес-классом, это не повод отказываться от полета вообще. По большому счету, бизнес-классом вы летите или эконом, результат будет одинаков: вы вылетите из точки А, а приземлитесь в точке Б одновременно.

Наверное, когда-нибудь я дорасту до того, что помимо охот для начинающих африканеров, смогу себе позволить более дорогостоящие и опасные охоты на львов, слонов и носорогов, но это потом.

Пока же мои сафари проходят достаточно скромно, но это не делает приключения менее захватывающими, эмоциональными и яркими, охоты менее запоминающимися, а трофеи менее ценными. Ведь охота — это не результат, а захватывающий процесс.

Расскажу о последней своей африканской охоте, оставившей самые яркие впечатления. В этот раз разведка и рекогносцировка на месте были моими главными задачами, прежде чем запустить в России и на близлежащем постсоветском пространстве проект «Сафари для начинающих».

Эта охота максимально отвечала идее проекта как по перечню объектов охоты, так и по ценовой доступности.

Любая африканская охота начинается и заканчивается в аэропорту. В моем случае это был международный аэропорт Йоханнесбурга имени О.Р. Тамбо (долететь — задача клиента, за которую фирма не отвечает; ответственность за клиента начинается с момента прохождения им паспортного и таможенного контроля).

В зале прилета меня встречал представитель принимающей стороны — мой пиэйч (РН — professional hunter), а по-нашему проводник, с табличкой в руках, на которой крупными буквами было напечатано мое имя.

Такой сотрудник закреплен за каждым охотником, в его задачу входит сопровождение клиента на охоте (найти зверя, подвести к нему охотника на уверенный выстрел, контролировать процесс охоты, давать советы и рекомендации и т.п.) и вне охоты тоже (встретить в аэропорту и проводить домой, сопровождать в лодже).

Все пиэйчи свободно владеют английским языком (о высоком охотничьем профессионализме и говорить нечего — это само собой разумеется). Моим пиэйчем был двадцативосьмилетний англичанин, биолог с университетским дипломом, знающий буш и его обитателей как свои пять пальцев.

Разносторонне образованный, музыкально одаренный, что не только помогало ему имитировать голоса животных, но и украшало вечерние посиделки у костра — песни под гитару в ночи звучат особенно душевно, — настоящий правильный охотник. Он с ветерком (без нарушений) довез меня до места и помог разместиться.

 

Гну достигают 1,4 м в холке и массы тела до 250 кг. ФОТО UNSPLASH

Размещение, питание и прочие удобства — на уверенные три звездочки, как на хорошем коньяке.

Если вы едете на охоту, а не за понтами, это именно то, что вам нужно. Номера просторные и чистые, со всем необходимым — от стандартного потолочного вентилятора и кондиционера на случай жары до радиатора на случай прохлады.

Уборка и постирушка каждый день, так что много шмоток тащить не нужно (я и вовсе без багажа летел, с одним заранее упакованным африканерским чемоданчиком ручной клади).

Завтраки необильные, но достаточные, ланч с собой или в лодже (в зависимости от того, насколько удаленное место выбрано для охоты), ужин обязательно за общим столом, при свечах, с меню, короткой молитвой и прочими буржуйскими наворотами и посиделками у костра после ужина с бокалом вина (виски, пива, сока). Все вкусное до невозможности!

Пить не в меру, как часто бывает на наших охотах, здесь не принято. С запахом перегара к оружию не допустят и на охоту не возьмут, да и срамить вечером за ужином будут не по-детски. Вернее, не срамить, а жестко подкалывать и вышучивать, что еще хуже…

Наутро пиэйч был приятно удивлен отсутствием у меня jet leg (часовые пояса Йоханнесбурга и Москвы почти совпадают). После раннего завтрака мы прошли на стрельбище, где мне выдали аккуратный, ухоженный карабин Steyr Manlicher в калибре .30-06 и пачку патронов SAKO HAMMERHEAD 11,7g.

Единственное в нем но — это побрякивающие антабки, но такая мелочь легко устранилась российским ноу-хау — обматыванием их носовыми платками. Я произвел три обязательных выстрела с упора и столько же с треноги.

Африканская тренога для сафари заслуживает отдельного рассказа. Каждый уважающий себя пиэйч изготавливает ее своими руками из трех (двух равновеликих и одной на 5–10 см короче) палок прочных сортов дерева, скрепленных поверху таким образом, чтобы те две, которые длиннее, образовали V-образную рогульку, а третья, которая короче, упор для оружия.

Каждая тренога строго индивидуальна (длина ног, жесткость их скрепления, внешнее оформление). «Рога» обшиваются толстой кожей — спилком, оборачиваются или даже фигурно оплетаются кожаными ремешками, на короткую надевается резиновый наконечник — башмак, как на трость.

Такие же башмаки надеваются на нижние концы ног, чтобы тренога не скользила по земле. Пиэйч идет впереди (задача клиента — держаться строго за его спиной, в полутора-двух метрах), в нужный момент одним отработанным движением он ставит треногу и отступает в сторону. Вуаля! Стреляй!

 

«Выстрел милосердия» закончил мучения раненого самца блесбока. Фото автора.

Стрельба с треноги немного отличается от стрельбы с упора, будь то стоя, сидя или лежа, но на то она и пристрелка, чтобы приспособиться. Несмотря на то что стреляю я давно и неплохо, лично мне трех выстрелов было мало, чтобы приспособиться, и я попросил еще серию; зато все пять добытых животных были положены наповал, где стояли.

Сразу после стрельбища мы отправились на охоту. Моим «боевым слоном» в течение всей недели была Toyota HiLux. Немногие автомобили могут сравниться с ней по проходимости и комфорту, особенно с учетом «обвеса».

Разные мелочи вроде холодильника для воды, кока-колы и прочих спрайтов, тента с пришитыми ручками для переноски трофея, бутылочки антисептика, солнцезащитного крема тоже присутствовали.

По пути от аэропорта до лоджа, за вечерним чаем и утренним кофе, на стрельбище и после него мой пиэйч дотошно выспрашивал, чего именно я жду от этой охоты. Моими объяснениями он был удовлетворен, а все последующие дни мы провели в движении, объездив и исходив территорию не менее 300 км в диаметре.

Мы увидели все, что можно было увидеть: величественных жирафов и неторопливых носорогов, грациозных антилоп и могучих буйволов, ленивых турачей и диких цесарок и даже пятиметрового питона и подростков-крокодилов. Посещая Африку не в первый раз, я не видел ранее ничего подобного.

И это я говорю не только (и не столько) о разнообразии и богатстве животного мира ЮАР вообще и Высокого Велда в частности. Я говорю о ландшафтах и пейзажах, о красках неба и земли, о запахах травы и цветов, об ощущении свободы, единственным ограничителем которой является здесь здравый смысл и любовь к природе.

Мой пиэйч, влюбленный в природу ЮАР, умел ненавязчиво привить эту любовь любому. Неутомимый в движении и поиске, внимательный к моим запросам и проблемам моего опорно-двигательного аппарата (с гордостью отмечу, что ежедневно я проходил по холмам и буеракам от 10 до 15 км), он аккуратно дозировал нагрузку, своевременно устраивал привалы, водопои и ланчи, чутко реагируя на мое самочувствие.

Из десятков и сотен увиденных нами животных тщательно отбирал объект охоты: все пять добытых мною самцов были стариками, которые не пережили бы засухи и не дотянули до сезона дождей, но при этом обладали рогами трофейного качества.

 

Добытый гну оказался старым самцом с полностью стертыми зубами. Фото автора.

В мой safari package входила охота на пять антилоп: гемсбока, гну, блесбока, спрингбока и импалу. Первый после вечернего прилета день был посвящен в большей степени не столько охоте, сколько подготовке к ней.

Я пристреливался, «притирался» к своему пиэйчу, присматривался, принюхивался, прищупывался к местным условиям и местной Африке. Собственно охота началась для меня на второй день, с того, что местные охотники именуют mercy shot (выстрел милосердия): нам встретился полуживой самец блесбока с пробитым рогами соперника боком.

За доброе дело природа в тот же день вознаградила меня старым самцом гну. Кормящуюся, неторопливо перемещающуюся вдоль просеки группу животных, в которой находился желанный трофей, мы видели издалека. Бык был могуч, рогат и гриваст, с почти черной мордой и тонкими вертикальными полосами по лопаткам.

Мы обошли стадо по широкой дуге через негустой буш, вышли с учетом ветра, покараулили за выступом кустарников минут сорок, прежде чем антилопы подошли на дистанцию уверенного выстрела.

Бык лег сразу, но по команде пиэйча я сделал еще один выстрел, контрольный. Мы подошли к добытому гну, проводник показал мне его зубы, которые были стерты почти до десен. Такого трофея в моей копилке еще не было!

Третий день охоты принес красавца гемсбока. Мы долго ездили по тамошнему бездорожью, высматривая табуны и одиночек (чтобы это был старый самец да с красивыми рогами). Нашли одиноко пасущегося самца, слегка припадающего на левую заднюю ногу.

Впрочем, нашли — сказано не совсем правильно, это пиэйч нашел и показал мне гемсбока, который прихрамывает, сам бы я вряд ли это заметил. Пиэйч некоторое время прикидывал, в какую сторону он пойдет, и решил, что в сторону самок (все правильно рассчитал), мы зашли по подошве холма с хорошим опережением, вползли вверх по склону (все локти, колени и пузо я ободрал о камни, но заметил это только после выстрела) и залегли за гребнем.

Через полчаса вдоль противоположного склона вышел мой трофей, который был взят чисто, с первого выстрела, с расстояния 262 метра.

На четвертый день был взят спрингбок. И хотя трофей был красив, а выстрел чист, охота как таковая не показалась интересной. Мы приехали в угодья, вышли из машины, прошли меньше километра по проселочной дороге вдоль ЛЭП, дошли до перекрестка, пиэйч аккуратно выглянул, посмотрел влево и плавно упал на корточки, жестом приказав мне замереть.

Затем он отполз назад, почти беззвучно сообщил, что в шестидесяти метрах стоит прекрасный самец, что он, пиэйч, поставит треногу и свистнет, а я сразу после этого должен прицелиться и выстрелить, поскольку после свиста зверь остановится на несколько секунд, а потом резко рванет от нас. Я успел…

Последним в списке оставалась импала. Вот с ней-то и пришлось потрудиться. То не было достойного трофея, то не везло с погодой, то с ветром.

В одном месте мы увидели шикарного самца (проводник сказал, что в жизни не видел рогов длиннее, симметричнее и вообще краше), полезли в обход по крутейшей скале, а перевалив через нее, увидели в бинокли, что на ухе у животного приклепана метка, а значит, он помечен в детстве как потенциальный лучший производитель.

Ясно море, стрелять такого ни один уважающий себя охотник не станет. В другом месте нам встретился прекрасный самец редкого черного цвета, но по выражению лица пиэйча я понял, что ему будет чертовски жаль, если мы изымем из природы такого производителя, и я отказался стрелять.

Подумал: а может, когда-нибудь я снова приеду сюда, и мы будем охотиться уже с внуками на прекрасных черных импал. За это на следующий день природа подарила нам прекрасного старого самца, которого я взял в достаточно густом буше, при выходе на крошечную прогалину. Этим выстрелом я тоже могу гордиться.

Подведем итог. Эта охота, простенькая по трофеям и несложная по обстоятельствам, вполне достойный вариант для того, чтобы попробовать себя на африканском сафари и понять, что же это такое.

Я остался доволен своей экспедицией. Настолько доволен, что рискнул согласиться на предложение владельца компании и главного аутфитера взять на себя роль его агента в деле привлечения начинающих русских африканеров в круг его клиентов (к русским здесь, как и везде на Западе, традиционно относят всех русскоговорящих граждан постсоветского пространства, вне зависимости от национальности).

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть