Места

Дед Макей

Вцепилась в дедушкину руку, боясь оступиться. Что толку смотреть вниз – не то что дорогу, ног своих не видать. Как только дедушка находит тропинку, змейкой вьющуюся от дома дяди Сэмэна до ставка? Ставок – вот он, рядом, за пригорочком, раскинулся черным, полированным мрамором, отражающим домики, приткнувшиеся на том берегу.

Фото: ВНИИПРХ.

Расположились на еще не остывшем за короткую летнюю ночь камне-голыше.

Дедушка споро забрасывал донки на сазана, приготовленные с вечера.

Донки тихонько ударяли по мрамору воды – разбегались искры и тут же гасли.

Снасти эти остались от отца дедушкиного, моего прадеда Василия, по рассказам, заядлейшего сазанятника.

Мы их прихватили, собираясь в гости к дяде Сэмэну, двоюродному брату дедушки.

Хата дяди пряталась в садочке.

За огородом ручей, гордо именуемый речкой Большая Елань.

Эту вот Большую Елань подперли дамбой, вода заполнила балку, получился чудеснейший пруд, ставок, по-местному.

В ставке – сазаны. Это мы вчера видели. Дядя показывал нам село. Попался навстречу дедочек, росточка маленького, щупловат – тащит что-то тяжелое за спиной.

– Это дед Макей, рыбак наш наилучший. Опять сазанов несет. Почти каждый день ловит. Но что главное? Он-то ловит. А вот больше никто поймать не может.

Секрет знает. Но такой хитрый, никого близко к себе не подпускает, даже под градусом, тайну хранит, – полушепотом произнес дядька Сэмэн, а потом уж громко, хитро улыбаясь в усы:

– Эй, диду, на свежую макуху сазанчиков ловил?

– На макуху, на макуху, – заулыбался дед, а сам быстро шмыгнул в проулок.

Сазаны совсем лишили нас покоя. Весь вечер мы пилили макуху, пахнувшую так, что я сама не выдержала и начала грызть один кубик.

И вот мы сидим на голыше, прижавшись друг к другу, ждем поклевки. Меня бьет дрожь, то ли от утренней свежести, то ли от нетерпения. Уж и солнце поднялось, петухи наконец-то угомонились, а поклевки все нет и нет.

– Что за ерунда, такого ведь не может быть, – не выдержал дедушка.

Он вытащил одну закидушку. От макухи и следа не осталось. Только голые крючки стыдливо висели на капроновых поводках. Вытащили вторую, третью – картина та же.

– Так-так, – протянул дедушка, – ведь кто-то макуху съел, сама она размокнуть и отвалиться не могла. Почесал затылок, покрутил бороду, да как треснет себя по лбу:

– Ах я старый дурень! Ах самоуверенный болван! Мне б вчера еще догадаться можно было, в чем здесь дело. Ну, ничего, будут еще у нас сазаны, уже вечером будут! Собираемся домой.

Дядя с веселой усмешкой встретил нас:

– Ну что? Одолели наших сазанов?

– Одолеем, брат, сегодня же одолеем.

После сытного обеда, не осилив и одной странички, я задремала. Проснулась, когда солнышко уже присмирело. Дедушка только и ждал меня. Он приготовил две легкие бамбуковые удочки.

– Куда идем? – поинтересовалась я.

– Пескарей ловить. Здесь ведь пескари знатные. Слышала ведь вчера, что дядя Сэмэн говорил: даже дед Макей сазанов на горилку меняет, а кушает уху из пескарей. Обожает он их!

 

Фото: Яншевского Андрея.

Ловить пескариков одно удовольствие. Хватают они жадно, только успевай таскать! За пару минут мы выдернули с десяток крупных, жирных рыбешек. Но дедушка неожиданно дал команду сматывать удочки.

– Так не хватит ведь на уху, дедушка.

– Еще и останется, – заулыбался он.

Пошли, к моему удивлению, не домой, а к месту, где утром пытались рыбачить. Дедушка размотал закидушки, порезал самых крупных пескарей на куски, надел их на крючки. Теперь-то я поняла все. Ну и дедуля, вот хитрюга, хуже деда Макея.

Уселись на тот же камень и стали ждать. А ждать пришлось недолго. Леска на одной донке резко дернулась и поползла. Дедушка подскочил, подсек, и вот он – долгожданный сазан! И пусть в нем не более полутора-двух килограммов. Но ведь это же сазан!

Не успели снять с крючка первого сазана, клюнуло на другую донку. Дедушка подсек, но отдал леску мне, чтобы сама выводила рыбу.

С горем пополам умудрилась вытащить на берег сазана, чуть-чуть меньше первого. А потом пошло. Часа за два поймали семь штук.

 

Фото: Комарова Андрея.

Гордые, шествовали домой, но сделали крюк вдоль пруда, где рыбачил дед Макей. Дед, увидав наш улов, вытаращил глаза, а потом обреченно спросил:

– На макуху, значит, рыбачили?

– На макуху, диду, на макуху, – засмеялся дедушка.

– Ну, а догадались как? Или подсмотрели за мной?

– Нет, дедушка, это вы догадались, вы – смекнули, что к чему. А я просто читал в каком-то журнале рыболовном о подобной ситуации. Знал, что если в водоеме мало корма для сазана, да и тот, что есть, ему не достается из-за вездесущих пескарей, сазан поневоле начинает питаться пескарями, да так привыкает, что ему уж больше и не надо ничего.

Вот видите, нет здесь моей заслуги. И секрет это ваш. А я его никому не выдам.

Вы, диду, действительно знатный рыбак!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть