Хозяйства и общества

Непростой весенний сезон

В этом году совершенно неожиданно охотничьи чиновники все же вняли аргументированным доводам специалистов и простых охотников о продлении сроков охоты с подсадной уткой. Дай бог, чтобы это была не разовая акция и российские охотники имели бы возможность в последующие годы охотиться весной такой же длительный период времени.

Фото автора.

Единственное пожелание — продлить срок одной из самых любимых массовых и популярных охот на тяге до 16 дней, как это было единовременно сделано не так давно, но, увы, продолжения не получило.

Мне удалось поохотиться весной в двух областях — Московской и Ярославской.

В первой из областей сроки охоты на селезней (с 20 марта) не вызывали нареканий, как в старые добрые времена — с прилета.

А вот на вальдшнепа Пушкинское охотничье хозяйство, расположенное на севере области, почему-то отнесли к южной зоне и разрешили охоту на этот вид с 3 апреля, что явно рановато.

Конечно, угадать погоду на месяц вперед почти невозможно и ошибки неизбежны. Снега в лесу было еще чуть выше колена, проталин, даже на полях, не наблюдалось, и только приствольные круги вокруг деревьев чуть обозначились.

В первый день охоты, несмотря на довольно теплый, тихий вечер, всего 20 минут пел единственный певчий дрозд, затем наступила полная тишина. 8 апреля до 16 часов шел дождь с мокрым снегом, затем прекратился, пропел первый зяблик, черный дрозд, на ближайшем поле завел свою заунывную песню чибис, в темнеющем небе слышалось призывное кряканье уток, а в 19.55 все же протянул единственный вальдшнеп.

Глубина снега еще 20–25 см, но появились первые небольшие проталинки и воздух стал наполняться ароматами оттаявшей земли. Прилетели трясогузки-«ледоломки» — показатель того, что вальдшнеп уже пришел, но пока не тянет.

И только с 10 апреля, вплоть до закрытия охоты (в южной части области 12 числа), отмечалась неплохая тяга (удавалось услышать до 8–10 птиц), но глубина снега в еловом лесу составляла еще 15–20 сантиметров.

Совсем другая картина наблюдалась в северной части Ярославской области, где охоту на все разрешенные виды пернатой дичи открыли 17 апреля.

Несмотря на гораздо более северное расположение области, по сравнению с Московской, снега ни на полях, ни в лесу уже совсем не было, разливы речек и ручьев прекратились, а весенние потоки стремительно неслись в Рыбинское водохранилище, наполняя его и осушая прибрежные низины и заливчики небольших речушек.

Охота с подсадной уткой оказалась удачной, несмотря на то что только по бобровым плотинам еще наблюдался небольшой разлив, а на полях луж совсем не было. Шел интенсивный пролет водоплавающих, кряквы держались парами, порой 2-3 селезня гоняли одну утку, которая, не в силах отбиться от настойчивых кавалеров, неистово кричала и металась из стороны в сторону.

С подсадной уткой за 3-4 утренних часа удавалось добыть 1-2 селезней. Все звенело вокруг, токовали бекасы, кроншнепы, кулики-черныши. Сидеть в шалаше было вполне комфортно, хотя было пасмурно, температура окружающего воздуха 3-4 градуса.

Тетерева на ближайшем току начинали бормотать и чуфыкать очень рано, в 2.30, 2.40 и при полной луне бурно выясняли отношения вплоть до 6-7 часов. Тетерки регулярно посещали тока и своим призывным квохтаньем сильно возбуждали самцов.

Шел первый этап пролета гусей. Некоторым удачливым охотникам повезло найти места их присад и кормежек. Неплохо тянули вальдшнепы, за вечернюю зорю удавалось услышать 5–7 птиц, но игрунков (пар и троек) было мало.

И вдруг, 21 апреля, встав, как обычно в 3 часа и выйдя на крыльцо избы, увидел, что идет сильный дождь, а чуть позже повалил мокрый снег с порывами ветра такой силы, что не выдерживали некоторые деревья, падая на землю и обрывая провода электролиний.

Признаюсь честно, что не без удовольствия наконец-то удалось нырнуть в постель и прижаться к теплому боку мирно посапывающей жены. К обеду все покрылось мокрым снеговым одеялом, лес и поля преобразились до неузнаваемости и снова вернулась зима, но, к счастью, ненадолго. Стало теплеть, ветер чуть ослаб, снег сильно подтаял и протянуло семь птиц.    

Умеренные и сильные дожди стали идти каждую ночь и днем, а 25 апреля еще и со снегом и сильным ветром. Несмотря на это, слабая тяга все же продолжалась. По следам на снегу удалось вытропить вальдшнепиху и обнаружить гнездо с полной кладкой (4 яйца).

Парных крякв уже почти не было, утки сели на гнезда, а холостые селезни стали более активны и неплохо шли на призывные квачки подсадной. 26 апреля общий срок охоты закончился, а с подсадной был в самом разгаре.

Дожди шли почти каждый день, ручьи и речки превратились в бурные потоки, сметающие на своем пути бобровые плотины так, что звери не могли справиться с природной стихией. Началось сильное подтопление территорий. Рыбинское водохранилище переполнилось и разлилось гораздо сильнее, чем во время таяния снега, хотя его было немало.

Залило многие поселки, дачи, дворы. Об обработке почвы и посадке не могло быть и речи, техника вязла в раскисшей земле. Зато не наблюдалось массовых поджогов травы, она просто не могла гореть.

Мало было и клещей, которые не любят холодную, дождливую погоду. Для всех птиц, не только охотничьих, да и для зверей тоже, такие затяжные дожди и повсеместная сырость могут отрицательно сказаться на воспроизводстве потомства. Будем надеяться, что к моменту вылупления птенцов они прекратятся.

Первый пик пролета гусей прошел, и только отдельные небольшие партии, по 7–12 птиц, еще спокойно мотались по угодьям, так как охота на них уже закрыта.

Однако на селезней она продолжалась и к подсадной подлетали, или неожиданно выплывали из густых кустов нарядные зеленоголовые женихи, правда, подавать голос (шваркать) они стали несравненно реже, что осложняло охоту.

Нагрузка на угодья во время тяги была значительной, но когда 10-дневный срок закончился, выстрелы в угодьях практически прекратились, большинство охотников зачехлили ружья и нарушений не отмечалось.

С подсадной уткой охотились лишь единичные любители, пока такая охота широкого распространения не получила. К 3 мая прилетели первые ласточки, чуть раньше кукушки, каменки, вертишейки, пеночки-теньковки.

Аисты, которые надежно освоили северные территории Ярославской области, еще в средине апреля сели на гнезда. К 5 мая отцвела мать-и-мачеха, по низинам радовал глаз ковер из хохлаток, ветреницы, селезеночника, по старым ельникам тут и там синели многочисленные кустики печеночницы.

Глухари продолжали токовать. Набухли почки у черемухи, березы, осины, но салатной дымкой леса пока не засияли. Весна все прочнее вступала в свои права.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть