Хозяйства и общества

Замороженная охота: весна-2021

Раннюю весну на подмосковной Мещере в этом году не ждали. Снежная и морозная зима, такая, о которых порядком подзабыли, держала полюс холода до самого конца марта, не давая спуску ни морозам, ни снегопадам.

Фото Unsplash

Метровые сугробы таять никак не хотели, а хмурость дней не давала возможности разгуляться ласковому мартовскому солнышку.

Даже то, что первые крепкие кучевые облака появились лишь в конце первого весеннего месяца — 31 марта (обычно это бывает после наступления фенологической весны — 14 марта), уже говорило о том, что нескоро пробьются столь желанные первые проталины и заиграют полой водой лесные речушки.

Нужно было дружное тепло, да на каждый день, но вот его-то как раз и не было.

И лишь нарастающий световой день обещал, что настоящая весна все же не за горами.

Холодный март ощутимо внес свои коррективы и в фенологию весны. Теплых дней не было совсем, случались и морозы за –20, да и метелями первый месяц весны был на редкость богат.

Снежный покров к концу марта держался плотно, русла рек и озера были сплошь подо льдом. Да и первые грачи на подмосковной Мещере появились лишь в самом конце месяца.

Впрочем, тут удивляться особо и нечему — март на подмосковной Мещере, по сути, «зимний» месяц, и слишком ранние весны, случавшиеся последнее годы, есть аномалия, нежели закономерность.

И эту аксиому нужно было бы знать тем, кто определял сроки весенней охоты в охотничьих хозяйствах МООИР на подмосковной Мещере, в частности Орехово-Зуевском, Егорьевском и Шатурском округах.

Ко всему тому упомянутые округа были «приписаны» еще и к южным районам области, что стало вообще полным абсурдом! Уважаемые представители МООИР, вы, что, географию своей родной области не знаете?! За кого в данном случае радело МООИР, непонятно.

Но только не за охотников, проживающих в данных округах, да и не за тех, для кого данные охотничьи хозяйства (Егорьевское, Шатурское, Орехово-Зуевское) давно стали излюбленными местами проведения охот.

Когда стало известно, что в Шатурском охотничьем хозяйстве охота будет открыта с 3 апреля по 12 апреля на боровую дичь (вальдшнеп, глухарь, тетерев), гусей, селезней уток и с подсадной с 20 марта по 10 мая, недоумению охотников не было предела.

 

фото: Рудмана Виктора

Это было вполне похоже на первоапрельскую шутку, и уж кто-то даже стал подумывать, что на вальдшнепиную тягу (хотя к этому времени вальдшнепа в угодьях вообще не было) однозначно придется идти на лыжах.

Ну а охота с подсадной на селезня, открытая сроком в 50 дней, в снежный период, да еще и без определения времени нахождения охотника в угодьях, вообще повергла в уныние. Почему? Ну об этом чуть ниже.

«Оттаивать» природа от зимней спячки начала как раз в самых первых числах апреля. И все же снег на полях плотным ковром пролежал до Благовещения. И если бы не обильный, ливневый дождь, случившийся с вечера 7 апреля и длившийся всю ночь, благодаря которому запестрели проталинами поля, то снежному покрову лежать бы еще весьма долго.

Но даже и такой затяжной дождь не смог растопить снега в лесу, да и лесные дороги по-прежнему оставались непроходимыми. Местами глубина снега достигала до полуметра, и это на открытых участках лесных дорог! Что же говорить о тенистых ельниках?!

Второго апреля были замечены первые скворцы, чуть позже на день-два — черные дрозды, зяблики, трясогузки. Третьего числа потянулись гусиные караваны, и было отмечено первое воркование вяхиря.

Но, как ни странно, что даже и при начавшемся прилете перелетных птиц утренние и вечерние зори по-прежнему оставались «молчаливыми», и в не малой степени виной тому были крепкие ночные заморозки.

Первая тяга вальдшнепа была отмечена на шатурской Мещере 4 апреля — один вальдшнеп за зорю в полной темноте. Да и в последующие дни тяга была очень слабой — один-два вальдшнепа за зорю. Очень непродолжительная по времени, с началом в 19.45–19.55 и окончанием в 20.15–20.25, т.е. еще до наступления полной темноты.

Лишь в последние два дня перед закрытием «вальдшнепиной» десятидневки тяга определялась в четыре-пять вальдшнепов. Возможно, это и было начало пролета, подстегнутое резким потеплением последующих дней, когда температура воздуха поднялась выше +20. Естественно, при таких погодных условиях началось бурное снеготаяние, приведшее к обильному половодью.

Но с 13 числа охота на тяге была уже закрыта, и любителям этой охоты пришлось зачехлить ружья. Вот и получается, что открытие весенней охоты на вальдшнепа в необдуманные сроки лишило охотников подмосковной Мещеры насладиться данным видом охоты.

А ведь не секрет, что для многих охотников тяга вальдшнепа является единственным видом охоты в течение всего года и заставить их пойти с подсадной не могут даже открытые сроки охоты на более чем на месяц.

Ведь известно, что на вкус и цвет товарищей нет. А ведь эти самые охотники платят взносы в охотобщества (и немалые!), оформляют путевки (по ценам также недешевые). И что в итоге? Ну был же установленный срок проведения весенней охоты на подмосковной Мещере со второй субботы апреля! Но и оставьте его!

А еще лучше верните охотникам 16 дней весенней охоты, как это было в 2011 и 2012 годах (2011-й — с 16.04. по 01.05; 2012-й — 21.04 по 05.05), или дайте возможность корректировки десяти дней охоты на вальдшнепа на откуп охотничьим хозяйствам на местах в пределах установленных сроков проведения весенней охоты, как, например, произошло в этом году, — с 20.03 по 10.05.

Причем, если говорить о сроках начала весенней охоты, то за последние двадцать лет ее открытие определялось в числах 11–21 апреля, и лишь в 2007 году ввиду очень ранней весны охота была открыта 7 апреля, как, впрочем, и в 1990 году. Но это редкое исключение.

 

фото: Fotolia.com

Но зачем в нынешнем году было необходимо определять столь ранние сроки? Да и охота с подсадной в таких сроках, какие установили в нынешнем году, требуют своей корректировки.

Бесспорно, охоту с подсадной, как исконно русскую классическую охоту, нужно развивать в России. Но как это сделали в этом году, не входит ни в какие рамки. Охотникам просто разрешили брать подсадную и идти с ней в угодья и хоть целый день, а можно и сутки, сидеть в шалаше в ожидании добычи. Но все ли поступят именно так?!

Для тех охотников, кто не в ладах с законом, а проще браконьеров, подсадная стала своего рода «ширмой», «законной» возможностью находиться в угодьях. И «ходить» к разливам тут можно уже и через глухариные тока, да и на вальдшнепиной зорьке можно пострелять. Ведь подсадная рядом и на шалашик всегда можно забраться. Скажете, что я ошибаюсь?! Да нет. Примеры таким «охотам» уже есть!

И, определяя охоту с подсадной в столь огромные сроки, естественно, делали как лучше, и о возможных негативных последствиях никто не думал. Да и представителям госохотинспекции оказали «медвежью услугу».

Попробуй вычисли таких нарушителей весенней охоты, скажем, на вальдшнепа, когда у них все документы в порядке и подсадная в корзинке. Да и зачем убрали временной (часовой) интервал охоты с подсадной? Ведь был же такой установленный ранее, например, охотиться можно было утром — с зори до 11.00.

Охота с подсадной в такие протяженные сроки, полагаю, должна открываться только в тех охотничьих хозяйствах, где существуют соответствующие клубы любителей такого вида охоты, где проводится определенная селекция подсадных. Что это даст?

Во-первых, подстегнет заинтересованность охотничьих хозяйств к развитию материальной базы для такого вида охоты, что, естественно, скажется на ее популяризации и привлечении охотников.

Во-вторых, для самих охотников это станет определенным интересом к познанию данного вида охоты, что само по себе станет сберегающим фактором сохранения этого исконно русского вида охоты.

Относительно весенней охоты на глухариных токах уже в который раз хочется отметить, что ее проведение в охотничьих хозяйствах области, в данном случае подмосковной Мещере, должно быть запрещено, а места токов и подъездные пути к ним должны быть взяты под охрану.

Данное обстоятельство вызвано отнюдь не желанием лишить охотников данного вида охоты, а тем, что численность глухариных токов, как и популяция самого глухаря на Мещере, за последние годы сильно сократилась. Этому способствовали многие факторы, где первостепенным является усиление влияния человека на места обитания глухаря.

Строительство дорог, вырубка лесных массивов, освоение новых территорий дачниками, приток охотников да и браконьерство, которое нельзя исключать, все это весьма неблагоприятно сказалось на численности глухаря за последние годы.

К сожалению, глухариные тока на подмосковной Мещере в 5–8 токующих петухов уже редкость, а в количестве 10 и более мошников уже и вовсе не сыщешь. Чаще всего на токовище присутствует два-три петуха, да еще и ко всему тому активно перемещающихся на току. И такая тенденция сохраняется уже весьма длительное время.

Так, посещая один и тот же ток в течение более десяти лет, с уверенностью могу отметить, что даже в отсутствие охоты численность токующих петухов на нем не поднялась более пяти.

Разумеется, что, даже запретив охоту на глухариных токах на подмосковной Мещере, их нельзя оставить без внимания со стороны гос-охотинспекции и охотничьих хозяйств, обязав последних обеспечить жесткий контроль за их сохранностью.

Понятно, что если добыча глухаря будет прекращена и он выпадет из строчки доходов, то и, разумеется, интерес к нему, как объекту охоты со стороны охотпользователей, будет сведен к нулю. И такое в практике уже было.

 

фото: Fotolia.com

Значит, нужен определенный правовой документ, может быть, в виде регламента или распоряжения, об обязанности охотпользователя проводить соответствующую охрану глухариных токов совместно с природоохранными госструктурами. Наверное, уже настал черед и самим охотникам позаботиться о сохранении глухаря в Подмосковье.

Если же ситуация с глухариной охотой останется на прежнем уровне, то не исключено, что в скором будущем леса Подмосковья, в частности Мещеры, вообще лишатся этой птицы, поистине являющейся ее украшением.

Весенний охотничий сезон на подмосковной Мещере закончен. Его сроки в общей сложности аж в 50 дней во многом оказались необдуманными и неуместными, и, самое главное, они не были соотнесены с фенологией нынешней весны, что фактически привело к срыву вальдшнепиной «десятидневки», оставив в умах охотников полное непонимание свершившегося факта.

Перенос «северных» районов области в «южные» еще один перл руководства МООИР, еще больше усугубивший ситуацию непонимания случившегося. А на фоне неохотничьей весны прошлого, «ковидного» 2020 года, потеря нынешнего сезона, в частности для любителей вальдшнепиной тяги, стала досадным явлением.

И где надежда, что аналогичная ситуация не повторится и в будущем году?! Такой гарантии нет!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть