Хозяйства и общества

Ночь не для слабых

Многим охотникам доводилось бывать в угодьях в ночное время. Ощущение от леса совершенно другое, нежели днем. А уж охотнику-новичку вообще трудно совладать с элементами паники. И это естественно для человека.

ФОТО SHUTTERSTOCK

Но есть охотники, и их довольно много, которые предпочитают охотиться именно ночью.

В данном случае я имею в виду промысловиков, которые в тайгу идут с определенной целью — поймать соболя.

Конечно, никакой охотник не откажется от добычи белки, не пройдет мимо сохатого и не отвернется от берлоги.

Но все это попутный промысел. Основная же цель — соболь.

Хотя есть некоторые районы Сибири, где в отдельные годы промышлять белку даже выгоднее, чем соболя. Это случается, когда пик численности зверька совпадает с урожайным годом какой-то хвойной породы деревьев в этом районе.

В этот сезон белок бывает видимо-невидимо. В некоторых местах остановишься, и кажется, что все в округе шевелится, ползает, цвиркает. Вся тайга просто напичкана этим зверьком.
В такие годы охотник добывает очень много белки и зарабатывает на этом больше, чем на соболе.

Но это все отступление. Разговор мы начали о ночной охоте. Ночью ходить по тайге сможет далеко не каждый. Ночная охота по-своему прекрасна и притягательна, а также трудна и во многом опасна. Опасна тем, что гораздо проще оказаться в лапах медведя, если охота эта ведется осенью, еще до залегания зверя в берлогу. Как ни странно, но и медведь предпочитает охотиться ночью.

Или можно напороться на стаю волков, которые лично вас если и не тронут, то собачку вашу постараются изловить. Для них это лакомство.

Опасна она и тем, что в темноте, даже с хорошим фонарем, легко налететь глазом на сучок. Вот уж будет неприятность. Да и ногу подвернуть ночью гораздо легче, оступившись или попав в какую-нибудь расщелину, которую днем вы непременно заметите.

Можно много еще вспомнить опасностей ночного леса, это говорит лишь о том, что такой вид охоты доступен только очень опытным, уверенным в себе, знающим дело охотникам. Но, должен заметить, ночной лес — это нечто сверхъестественное. Кто освоит ночную охоту, тот может считать себя действительно настоящим охотником.

Ночная охота на соболя интересна тем, что она более добычлива. Собаки уже не отвлекаются ни на рябчиков, неожиданно вспорхнувших в зарослях, ни на других птиц, если
случайно не наткнутся на них, спящих в снегу. Не отвлекаются и на белку. Она, как известно, тоже спит в ночное время. А соболь, наоборот, очень активен в это время суток.

Когда в тайге лежит снежок, тогда даже самой темной ночью можно ходить без фонаря. Если собаки загнали зверька на дерево (а в ночное время соболь в основном заскакивает на дерево и редко прячется где-то в дупле или в завале из камней), то его очень легко обнаружить.

Посветив фонариком по кроне дерева, вы сразу увидите яркое отражение собольих глаз. Так же ярко они будут светиться и в дупле, и в шерлопнике. А дальше дело техники и опытности охотника. На дереве обычно стреляют дробовым зарядом.

Хотя некоторые умельцы снимают таких соболей шестиком с петлей. Залезают на дерево и надевают зверьку петельку на шею — отлавливают живым.

В дупле тоже несколько способов добычи. Самый простой, наверное, когда прорубают паз, высматривают, где зверек, и стреляют в головку. Кто-то ставит капкан, затыкает дырку и ждет, когда капкан сработает. Однажды мне пришлось видеть оригинальный, на мой взгляд, способ добычи соболя из дуплистого лежачего дерева.

Охотник привязал на шестик рукавицу и стал тыкать ею в урчащего в дупле соболька, пока тот не разъярился и не укусил рукавицу. Охотник с силой выдернул шест с рукавицей, а на ней висящего соболя. Собаки сразу поймали его и задавили. Не пришлось ни рубить, ни выкуривать зверька при помощи дымокура.

 

Тихо в лесу, только не спит барсук… ФОТО SHUTTERSTOCK

В шерлопнике, или, по-простому, в каменных россыпях, куда соболек любит прятаться, тоже есть способы, которыми его оттуда можно добыть. Правда, это труднее по той причине, что россыпи обширны и соболь может в них уйти очень глубоко. Если нет обмета, которым можно обтянуть хотя бы часть шерлопника, то вся надежда только на собак.

Итак, ночь. Охотник, решившийся промышлять в ночном лесу, должен быть крепким, выносливым, сильным и уверенным в себе. Ночная тайга — это серьезно, охотник должен хорошо знать свой участок, свободно ориентироваться на местности и постоянно «иметь в голове компас».

Однажды у меня случилась неприятность из-за плохого знания охотничьего участка. В то время я был студентом. Приехал в Саяны, в Тофаларию, на практику. На участке, который нам с товарищем выделили, была одна избушка, и все наши маршруты имели форму круговиков: откуда мы выходили, туда и возвращались, только с другой стороны.

Карту мы, конечно, смотрели, но, как известно, «все красиво на бумаге, да забыли про овраги». А в Саянах и вовсе круто: там не овраги, а очень даже крутые горы.

С утра мы с товарищем расходились в разные стороны и весь день летали по тайге. Собак тогда путевых не имели. Радовались, если белку работают. Утянулся я каким-то образом в хребет, под которым и стояло наше зимовье, там и лазал весь день, выискивал белочек. То в распадок чуть ли не на пятой точке, то опять в гору.

Завечерял. Нужно было возвращаться к зимовью. Как это обычно бывает, на выстрел подвернулась кабарга, крупный такой самец, красивый, клыки длинные, почти с палец. Выстрелил. Он торкнулся на бок, сразу вскочил и бежать. Известное дело, кабарга вниз не побежит, особенно когда ранена. Скрылась где-то вверху, за скалками.

Думаю: сейчас дойдет, подождать надо. Присел. А вечереет уже крепко, морозец пробирается под пропотевшую куртку. Сумерки. Ладно, некогда ждать, пойду добирать. Трижды я его поднимал с лежанок. Тянет и тянет в самые скалы. Уже звезды вылезли — дострелил.

Хоть и не велик зверь, а вес имеет. Тащу его волоком, вниз-то полегче. Распадок попался как раз, и в нашу сторону, где зимовье должно стоять. Я и пошагал. Вроде крутоватый распадок-то. Да что уж теперь, то за дерево поймаюсь, то за куст. Добычу тяну, не выпускаю, где покруче, она меня тянет. Так и летим вниз-то.

Стемнело уже совсем. А по хребтику-то снежок отсвечивает. А здесь, на южном-то склоне, снега совсем не стало, солнышко хоть и осеннее, а слизало снег, темень полная. Собачки мои бестолковые, студенческие, еще днем в зимовье смотались. Фонарик я тогда еще не носил с собой.

Да и не было в ту пору таких малюсеньких фонариков, которые и вес имеют чуточный, и светят прилично. Вот и тащимся мы с кабаргой на пару, то я ее тяну, то она меня. Но уже тогда подозрение у меня возникало, что не смогу я по этому распадку спуститься, уж больно он крут.

 

Ночной лес прекрасен по-своему, и кто поймет его и полюбит, уже не расстанется с ночной охотой никогда. ФОТО SHUTTERSTOCK

Деревья уж кончились, за кусты прихватываюсь, а потом и тех не стало. Одни камни кругом. Причем какой ни потрогай, он тут же крошится и с далеким грохотом где-то внизу рассыпает эхо. В мелкую крошку рассыпает. Как-то не по себе стало. Посидел, отдохнул. Надо обратно двигать, наверх, так с обеих сторон скалы меня подперли, не обойти их, не перелезть.

Попробовал тащиться в обратную сторону, а сил-то не осталось. Вот тогда я и заночевал на этом карнизе скалистом. Без костра. Без еды. Пить очень хотелось, за скалой нашел немного снега, лизал всю ночь.

Было очень холодно — одежда-то вся мокрая от пота. Почти вслепую разделал кабаргу, предварительно осторожно отделив «струйку» — так охотники называют мускусную железу, за которую, собственно, и ценится этот зверь. Отделил лопатки, задние стегна, сложил все в рюкзак. Поняги в то время еще не имел, бегал по тайге с рюкзаком, как турист.

Утром, перед самым рассветом, полез вверх, чтобы найти более пологий спуск. Вся эта история закончилась благополучно, но усвоил я крепко, на всю жизнь, что участок свой охотничий нужно знать от А до Я. И никогда не пренебрегать здравым смыслом, не надеяться на авось.

Хочу заверить вас, что, охотясь ночью, вы получите адреналина больше, чем при дневной охоте: то слишком часто приходится вздрагивать и вскидывать ружье, то собаки вылетают к вам откуда их не ждешь, то рябчик вырывается из-под снега совсем рядом. Да мало ли ночных неожиданных звуков, к которым невольно прислушиваешься!

Всю ночь охотник проводит на ногах. Даже желание просто присесть отдохнуть возникает редко, не то что днем. Нужно быть готовым ко всему. Особенное внимание стоит уделить обуви и экипировке. К примеру, днем легко заметить, что развязались шнурки, а ночью вы этого не увидите, пока не запутаетесь или даже не упадете.

Необходимо иметь надежный яркий фонарь. Непременным требованием к нему будет его вес. Да и вообще вес всех вещей охотника должен быть максимально облегчен. Ведь уже через десять километров по тайге ваша пятикилограммовая поняга покажется десятикилограммовой.

Так что лишнего ничего брать не нужно. И хорошо бы в запасе иметь еще один фонарик. Совсем маленький, он может сослужить  вам большую службу, когда случится что-то непредвиденное или вы потеряете свой первый фонарь.

Но самый главный атрибут ночной охоты — это собака, а лучше две. Это ваш надежный, легкий на ногу, дисциплинированный, смелый друг и компаньон. Особое внимание следует уделить отзывистости собаки. Уж если вы ее позвали, она должна беспрекословно исполнить вашу команду, бросив даже самое интересное занятие.

Ходить по ночному лесу нужно скользящей, я бы даже сказал, парящей походкой. Каждый шаг должен быть сторожким, крадущимся. С первого раза это не просто трудно, это невозможно, но со временем, а тем паче с годами такая походка вырабатывается, и по-другому, полной ногой, вы будете ходить только по тротуарам.

 

В последние годы я не встречал ни одного охотника, кто бы пользовался обметом. А еще в шестидесятых-семидесятых годах прошлого столетия это орудие производства использовалось довольно широко в шерлопнике. Где-то рядом с тем местом, где спрятался зверек, разводим дымный костер. Снимаем куртку и энергичными взмахами загоняем дым в камни. Обычно соболек выскакивает и, преследуемый собаками, забирается на ближайшее дерево. Или попадает в обмет. Все остальное зависит от расторопности охотника. Если соболь затаивается и не реагирует на дым, можно поставить на заходе пару капканов, завалить это место лапником или заткнуть мхом, присыпать снегом и оставить на пару дней. Тут уж кому повезет. Если собольку, то порадуйтесь за него, улыбнитесь! ФОТО SHUTTERSTOCK

Это кажется, что ночной лес пустой, что вся живность спит. Нет. Лес живет своей нормальной жизнью, и звери вас видят, а в основном слышат. В ночном лесу активны все хищники, все куньи, кошачьи и, конечно же, копытные. Так что ходить нужно осторожно, чтобы не пугать лесных обитателей. Нужно стать одним из них, слиться с ночью, слиться с лесом, превратиться в охотника….

Когда собаки начали работать и вы в радостном предвкушении красивой и дорогой добычи стремглав бежите к ним, удержите себя. Не нужно спешить. Уже можно включить большой свет и осторожно приблизиться к тому месту, где работают собаки. Убедитесь, что они облаивают именно соболя.

Во всяком случае лают на дерево, а не на сохатого, кабана или медведя. Но помните, что на дереве может оказаться не только соболь, но и рысь, и прошлогодний медвежонок-пестун, и его мать. А может быть, собаки загнали колонка, очень активного в ночное время, или норку, или горностая.

Хотя горностай редко от собак заскакивает на дерево или на кусты, в основном он прячется в корни, и собаки могут бросить его преследовать, даже не отдав голоса.

Ночной образ жизни ведет хорь. Правда, в северной тайге он не водится, но где его ареал захватывает ваш участок, именно в ночное время собаки могут его перехватить.

Уральская тайга порадует ночных охотников куницей. Вот уж действительно ночной зверек. Днем он редко бодрствует, в основном отдыхает где-то в дупле. Часто пользуется беличьими гайнами, гнездами сорок и ворон.

Сорочьи гнезда предпочтительнее, так как там есть крыша. Днем собаки, найдя куницу, могут долго ее гнать верхами. Это когда она перепрыгивает с одного дерева на другое и, не останавливаясь, идет и идет. Какая-то дикая гонка получается. Ночью же куница ведет себя спокойнее. Заскочив от собак на спасительное дерево, она устраивается поудобнее и наблюдает.

Соболя, как и куницу, ночью лучше стрелять дробовым зарядом. Высвечивая хорошим фонарем, обходите дерево и найдите позицию, когда видно остается одну голову зверька со светящимися глазами. Желательно добыть его с первого выстрела, так как второго случая может не представиться.

Если вы промажете, зверек резво, молнией, покинет убежище и скроется. Даже собаки его могут потерять. Если снег глубокий, зверек может нырнуть в сугроб и под снегом уйти на безопасное расстояние.

Где ареал соболя и куницы накладывается один на другой, встречается не менее дорогой и очень интересный зверек под названием кидас. Это помесь соболя и куницы. Если охотник не очень опытен, он и не поймет, что за зверя загнали его собаки, и отнесет его или к соболям, или к куницам. Кидас обладает всеми чертами своих родителей.

Успешный, ловкий хищник, он обладает дорогим мехом, тяготеет к ночному образу жизни и не производит потомства. Не дала природа ему такой возможности.

Ранней осенью, в конце сентября – в октябре, в южных таежных районах может быть организована интересная ночная охота на барсука. Она опасна для неопытных собак и весьма эмоциональна для охотника. С крупным сильным барсуком собакам бывает справиться нелегко. Кроме того, возможны серьезные травмы.

В случае, когда собаки начали работать по барсуку, нужно очень быстро приблизиться к ним и принять активное участие в добывании зверя — или с применением ружья, или ловким ударом посоха в основание носа.

Если промедлить и дать понять барсуку, что ему угрожает серьезная опасность, он вырвется от собак и, не обращая внимания на их болезненные укусы, стремительно уйдет в ближайшую нору.

Кстати, на ночных охотах на барсука часто попутно добывается енотовидная собака. Вот уж кого любят драть и давить собаки. Зверек этот не из дешевых. Часто встречается вблизи посевных площадей.

При хорошей численности за ночь можно добыть несколько штук. Во многих регионах России енотовидная собака вышла из-под контроля и слишком расплодилась, угрожая многим соседним видам, особенно нанося непоправимый вред гнездовьям водоплавающих птиц, боровой дичи, зайцам.

 

Соболь ночью гораздо реже уходит в корни, в шерлопник. Вытягивается на сучке в полдерева и посматривает на беснующихся собак. В такой ситуации зверька легко обнаружить и добыть. ФОТО SHUTTERSTOCK

В ночном лесу очень легко заблудиться, особенно в тайге, где нет ни примыкающих полей, степей, каких-то иных посевных площадей. В сплошной тайге ночью может заблудиться даже очень опытный охотник.

Первое и основное правило в этой ситуации — не пороть горячку, не пугаться и не нервничать. С самого начала вы должны знать, что у вас есть надежный и преданный друг, который поможет вам в любом случае. Это вы сами. Только вы сможете все преодолеть. Только вы сможете распутать любой узелок в своей голове и найти обратную дорогу в теплое зимовье.

Никогда, ни при каких обстоятельствах не надейтесь, что вам кто-то придет на помощь, что кто-то вас спасет. Только когда вы полностью будете полагаться на самого себя, вы сможете преодолеть самые большие трудности.

А чтобы не блудить уж совсем по-детски, нужно знать элементарные вещи. Например, в какой стороне от вас находится дорога и в каком направлении она идет. Или где находится озеро, река. Нужно также знать кое-что о звездах. Например, что Полярная звезда не движется, как все остальные, а постоянно висит над севером.

Со временем, а может даже с годами, у вас выработается чувство компаса. Где бы вы ни находились, как бы ни колесили, но даже с закрытыми глазами вы будете точно знать направление своего возвращения. Конечно, для этого нужно не просто бездумно болтаться по тайге, а хорошо бы постоянно включать себя, контролировать, проверять.

Я всегда с удовольствием хожу в лес в пургу, но только днем. Конечно, не за белкой и соболем, а вот если нужно добыть мяса, лучшей погоды просто не придумать. Выдвигаюсь туда, где обитают интересующие меня звери, и начинаю колесить в поисках свежих следов. Старые следы, как правило, уже все заметены снегом, да и свежие держатся недолго.

Так что если повезет и я найду следы, значит, зверь где-то рядом… Неоднократно бывали случаи, когда я подходил к отдыхающему после кормежки сохатому на пять шагов. И косуля подпускала к себе очень близко, смотрела на тебя и дальше копытила. Ведь никакая погода не отменяет кормежки.

Вот в такую погоду, когда со всех сторон снег, когда все крутится и вертится, трудно не то что определить стороны света, но и понять, где небо, а где земля, — в такую погоду помочь может та стрелка компаса, которая находится у тебя в голове.

Начать пробные вылазки в ночной лес можно по своим путикам, где у вас расставлены капканы, или вдоль знакомой реки, ручья. Постепенно вы будете привыкать, осваиваться, собаки начнут понимать, что от них требуется, и все наладится.

Поначалу ночной лес кажется неприветливым, даже жутковатым, и вы не получаете никакого удовольствия. Но пройдет время, и вам снова захочется посетить ночной. заколдованный, загадочный лес. Вы узнаете его и непременно полюбите.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть