Гладкоствольное оружие

Сестры Фаусти: почти по Чехову

Почти каждый охотник, который следит за новинками ружейного рынка, знаком с ружьями от «трех сестер» — Fausti Stefano. Ружья этой итальянской фирмы как никакой другой в полной мере отвечают запросам правильного охотника. Сохранив «магию» и «чувственность» старого оружия, двустволки от фирмы Fausti Stefano — это не только современные модели гладкоствольного охотничьего и спортивного оружия, но и великолепные ружья по очень гуманным ценам.

Фото автора.

История фирмы Fausti Stefano началась в послевоенные годы, за неполные два десятка лет пройдя путь от кустарной мастерской до современного предприятия.

А спустя 40 лет, это уже свыше 3000 м2 производственных площадей, оснащенных самым передовым оборудованием, с золотым фондом из полусотни высококвалифицированных мастеров-оружейников, не просто знатоков, а «художников» в ружейном деле.

Курковку Classic с классическим тройным запиранием фирма представляет как связь прошлого, настоящего и будущего.

Хотя многие компании уловили новую тенденцию в развитии вкусов охотников и выпускают ружья с наружными курками для самых искушенных стрелков, приверженцев правильной охоты, но далеко не всем оружейникам удалось угадать в новоделах настроение ружейных охот аксаковских времен.

Но модели Classic «EL Gold» и «EL Gold Tartarugato» — это не только прошлое, настоящее и будущее, а эстафетная палочка от основателя фирмы, Кавалера ордена Итальянской Республики Стефано Фаусти к продолжателям его дела, дочерям Елене, Джованне, Барбаре.

На этом об оружии закончу, хотя, конечно, можно было бы традиционно продолжать перечислять модельный ряд фирмы Fausti Stefano, но думаю, что не только охотнику, а любому читающему россиянину будет интереснее узнать, что сестры-оружейники увлечены Антоном Павловичем Чеховым.

«Три сестры», возможно, название пьесы великого русского писателя, созвучное с неофициальным именем ружейной фирмы, вызвали у сестер Фаусти первоначальный интерес к творчеству Чехова.

Об этом можно лишь предполагать. Но берусь смело утверждать, что, сопереживая с персонажами пьесы, уже сложно глубже не вникнуть в творчество Антона Павловича и отказать себе в удовольствии продолжить знакомство с русской культурой.

Чеховские три сестры и далекая от России ружейная фирма Fausti Stefano из Италии 2000-х годов. Есть ли что-то общее между драматургией Антона Павловича Чехова, русскими тремя сестрами: Ольгой, Марией, Ириной и итальянскими: Еленой, Джованной и Барбарой?

Ялта, Крым — «Русская Италия», место, где Чехов написал «Три сестры». Белые вершины Ай-Петри и белоснежные пики Альп Северной Италии, теплые воды Черного моря и Средиземноморья. Конечно, не географические особенности связывают чеховскую пьесу и трех итальянских сестер.

Скорее историческое прошлое, суворовские освободительные походы, мужество российских моряков под командованием Ушакова послужили добрым отношениям и взаимной симпатии между Россией и Италией, которым не помешала даже Вторая мировая война.

Так что любовь и знание младшей сестрой Ириной итальянского языка в чеховской пьесе весьма органично перекликается с изучением русского итальянкой Барбарой и увлечением всей семьей Фаусти российской культурой и, конечно, творчеством А.П. Чехова. Тем более что его «Три сестры» как бы нашли логическое продолжение в жизненном пути трех дочерях итальянского оружейника Стефано.

Охотничий опыт Антона Павловича невелик, он ограничился лишь одной неудачной вылазкой.

«В одно прекрасное утро я получил от дяди, помещика Екатеринославской губернии, письмо. Между прочим он писал: «Если не приедешь ко мне на будущей неделе, то и племянником считать тебя не буду, отца твоего из поминальной книжки вычеркну… Поохотимся, — приезжай!».

Закончилась вылазка печально, перепутал начинающий охотник любимую дядюшкину собаку с волком…

В результате… Он перестал мне высылать содержание. Умирая же, три года тому назад, он приказал передать мне, что он и после смерти не простит мне убийства его любимой собаки. И имение свое он завещал не мне, а какой-то даме, своей бывшей любовнице».

Но столь проникновенно и искренне звучат для «охотничьего уха» другие его строки об открытии охоты, что, кажется, сказаны они если не заядлым охотником, то уж наверняка знатоком человеческой души.

«Наступило утро желанного давно снившегося дня, наступило — ура-а-а, господа охотники! — 29 июня… наступил день, в который забываются долги, жучки, дорогие харчи, тещи и даже молодые жены, — день, в который господину уряднику, запрещающему стрелять, можно показать двадцать кукишей. Побледнели и затуманились звезды… Кое-где послышались голоса…»

В пьесе «Три сестры» охотничья и тем более ружейная тематика полностью отсутствует, ружье не только не стреляет, но даже не висит на стене.

И, казалось бы, как пьеса, названная автором драмой, с ощущением близости «здоровой, сильной бури», которое пронизывает все произведение, может перекликаться с жизнью благополучной, целеустремленной современной итальянской семьи города Брешиа на севере Апеннинского полуострова.

Пожалуй, ни в одном из произведений Чехова не прозвучала с такой силой тоска по сильным, способным на борьбу людям, как в драме «Три сестры». Умные и чистые герои «Трех сестер» ненавидят пошлость, но ненависть их проявляется, к сожалению, только в стремлении не сталкиваться с нею.

Они мечтают о полезной, трудовой жизни, но мечты их так и остаются мечтами. «Мы не существуем, а только кажется, что существуем», — говорит один из героев пьесы. Не им, слабым и беспомощным, а тем, кто придет после них, суждено осуществить мечту о прекрасной жизни.

Предчувствием грядущего счастья проникнут финал пьесы: «Пройдет время, и мы уйдем навеки, нас забудут, забудут наши лица, голоса и сколько нас было, но страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас, счастье и мир настанут на земле».

Чехов сердился, когда его пьесы воспринимали как тяжелые драмы. «Вот вы говорите, что плакали на моих пьесах, — говорил он писателю Сереброву. — А ведь я не для этого их написал…

Я хотел только сказать людям: «Посмотрите на себя, посмотрите, как вы все плохо и скучно живете! Самое главное, чтобы люди это поняли, а когда они это поймут, они непременно создадут себе другую, лучшую жизнь».

Видимо, в этих словах и следует искать определенную преемственность сюжета произведения великого русского писателя и жизни наших современников — «Трех сестер Фаусти», посвятивших себя делу весьма далекому от литературы, но если быть объективным, то тоже — искусству.

Искусству и умению в металле и дереве сохранить классику английских ружей, воплотив и сохранив при этом культурные наследия Древнего Рима. Сумев преступить ту грань, что отделяла мечты чеховских «Трех сестер» от реальности, начать работать, смело глядя вперед, не боясь стать во главе уже всемирно известной оружейной фирмы.

О триумвирате сестер Фаусти написано так много, что еще раз пересказывать их замечательные истории не имеет смысла. Самое главное, что семейный совет помогает правильно и верно определять не только дальнейшее направление развития, но и угадывать настроение большей части охотников и любителей гладкоствольных ружей, как мне кажется, самым верным способом — женским чутьем и отменным вкусом.

Специалисты утверждают, что в облике оружия Fausti Stefano явно прослеживается «женский» подход. Это, прежде всего, выражается в особом внимании к мелким деталям, которые и отличают оружие экстракласса от рядового ружья.

Кроме того, большое внимание уделяется форме ложи и качеству древесины, подобранной для изготовления приклада и цевья конкретного ружья. И, безусловно, природная тяга любой женщины к красоте выражается в тщательном выборе сюжета гравировки и ее исполнении.

Модельный ряд Fausti Stefano отвечает требованиям самых взыскательных и капризных покупателей.

Говоря о ружьях для правильной охоты, нельзя не упомянуть о малых калибрах, в которых могут выпускаться практически все модели Fausti Stefano. Кроме традиционных на сегодняшний день, 12-му и 20-му, найдутся забытые 16-й, 28-й, 32-й, самый скромный .410 и экзотический для современного российского охотника 24-й калибр, столь любимый нашим отечественным патриархом ружейного дела С. Бутурлиным.

Будущее «Трех сестер» выглядит весьма перспективно и безоблачно не только благодаря объединению с «Эмилио Риццини» и заявлению Барбары от имени всех сестер: «Нам хотелось бы поддерживать активность и престиж, которые мы имеем в оружейном мире. Главное, мы не должны терять время и стоять на месте. Постоянно нужно искать новые подходы в производстве, в бизнесе, открывать новые горизонты сотрудничества».

Но, главное, у каждой из сестер есть по сыну, думается, тоже будущих оружейников. И, возможно, через десяток-другой лет ружейная марка «Fausti Stefano» получит новое народное название «Три брата».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть