Трофеи

Елики Заилийского Алатау

В этом году впервые в Республике Казахстан проводился аукцион на добычу самца косули, и я по итогам этого мероприятия стал ее счастливым обладателем.

ФОТО SHUTTERSTOCK

С собой я взял друга Рината, начинающего охотника, которому очень хотелось побывать на горной охоте.

До места, где мы встречались с егерем, было около восьмидесяти километров, так что из города мы выехали в обед.

Утренний прогноз дождя не обещал, но дождевик я все же положил в рюкзак…

Приехав на место и выйдя из машины, я увидел знакомые лица егерей, с кем в начале лета ездил на разведку в угодья Торайгыр и Бортогай.

Немного поговорив с ними, мы тронулись в путь.

Вопреки прогнозу начал накрапывать дождь.

Зная места, где нам предстояло охотиться, я поспешил, потому что подъем проходил по глинистой дороге, по которой в дождь ехать небезопасно. К счастью, мы успели подняться до того, как зарядил сильный дождь с ветром.

Было около семнадцати часов; в это время косуля выходит раньше обычного: прохладно, гнуса нет и можно спокойно пастись. Гон у самцов начал достигать пика активности, об этом говорили ободранные кусты и отдаленный лай, раздающийся по щелям.

Пройдя километра три, мы нашли удобную позицию и стали осматривать местность в бинокли. Нудный дождь закончился, выглянуло солнце. Мы увидели парочку коз. Самец следовал за самкой, не отходя от нее дальше двух метров и повторяя траекторию ее перемещений, при этом он часто чесал рога о попадающиеся на пути предметы.

Расстояние было порядка восьмисот метров, через большое ущелье, но подойти не было никакой возможности. Через какое-то время мой глаз уцепился за самку с двумя козлятами и за двух молодых самцов, но солнце уже касалось горизонта, и наш проводник, продрогший до костей, решил, что пора заканчивать охоту и спускаться к машине.

Что ж, завтра будет день по прогнозу ясный, так что шансы на успех у нас очень высокие.

 

Фото автора.

В лагере приготовили ужин, жаль, конечно, что не печенку на костре, но вера в удачу жила в каждом из нас. Спать легли пораньше. Небо прояснилось, показался месяц, потянул первый холодок, лето неумолимо подходило к концу…

Проснулись в четыре утра, попили чаю и двинулись в путь. Приятный морозный воздух будоражил кровь, напоминая о былых восхождениях по охотничьим тропам, подталкивая к приключениям. Вершины покрылись белыми шапками и были так хорошо видны, что порой казалось, до них можно было дотянуться рукой.

Через пару сотен метров кровь разогрелась и горные ботинки, впиваясь в промерзшую почву, поедали сотню за сотней метров, ведущих ввысь. Уже показалось солнце, как вдруг из-под самых ног выскочил напуганный нами самец косули и, мелькая белым пятном, помчался прочь, пока не скрылся за линией склона.

Адреналин взбудоражил кровь, придал сил и обострил чувства. С удвоенным вниманием мы начали осматривать горы, и практически сразу опытный глаз проводника заметил движение. Это была самка, возле которой находился хороший самец.

Расстояние до животных составляло около пятисот метров. Самец неторопливо и спокойно ходил по склону до тех пор, пока вдруг из кустов шипихи не появился молодой самец ярко-рыжего цвета. Он сходу налетел на крупного рогача и с лаем начал его гонять.

«Пенсионер» ретировался, даже не предприняв попытки отстоять свое. Мы не сразу поняли, что произошло, но, внимательно осмотрев задиру, поняли, в чем дело. У молодого были рожки, как шило. Я не раз встречал таких маралов, их называют по-разному: марал-волк, пиконосец, шильник или просто убийца.

Старый самец далеко не ушел в надежде отвоевать свой участок и самку, но я принял решение изъять именно молодого рогача, ведь он может погубить многих самцов, которые носят хорошие гены, да и мясо у молодого гораздо вкуснее.

Расположившись на склоне, я замерил расстояние до выбранной к отстрелу косули. Четыреста метров, угла практически нет, но дует порывистый ветер на противоположном склоне. Козлик хорошо стоял боком. Я прицелился, ввел поправки и, задержав дыхание, нажал на спусковой крючок. Громыхнул выстрел, характерный шлепок стал свидетелем того, что пуля попала в цель.

Сраженный козлик полетел вниз, угодив в куст, откуда выскочил тот самый рогач, которого он гонял. Удивило, что через десять минут после выстрела мы насчитали еще трех рогачей и нескольких самок, которых скрывали высокие кусты.

 

Сам олень и места его обитания достойны кисти великого художника. Фото автора.

В моей практике я впервые увидел за утро десять особей. Добытый мною зверь имел рожки, действительно похожие на шила. Проводник пожал мне руку и, поздравляя, подчеркнул, что я сделал правильный выбор, добыв этого козлика.

Белые рога

После отдыха с семьей в Тургеньском ущелье я созвонился с егерем, в сопровождении которого охотился уже третий раз. Было решено встретиться в поселке Узынагаш в три часа ночи, чтобы рассвет встретить на месте охоты перед залеганием косуль.

Собрав вещи, я на всякий случай наполнил двадцатилитровую канистру водой, потому что воды наверху нет, а спускаться за ней порядка пятисот вертикальных метров совсем не хочется. Закинул в машину провизию из сублиматов и консервы, двухместную палатку, легкий спальный мешок, газовую и походную горелку и свой «Блазер» в .243 калибре.

Вещи собраны, машина готова, нужно ложиться спать, так как уже скоро подъем. Проснулся в час ночи от вспышки молнии и раскатов грома. За окном шел дождь. Включив телефон, я прочитал сообщение от Камиля, что в дождь ехать опасно и бессмысленно.

Я посмотрел прогноз, по которому гроза должна была закончиться в одиннадцать утра. Решили перенести встречу на обед, и, чтобы не терять время на подъем, егерь предложил подняться в горы на конях. Хорошо выспавшись, позавтракав, я отправился в путь.

Доехав до дома егеря, закинули его вещи в машину и отправились дальше. Чем ближе к горам, тем становилось прохладней. Цветы чабреца наполняли воздух приятной свежестью. Горы были напитаны влагой от ночного дождя. Дорога и вправду была глиняной, редко где попадались каменистые участки. Доехав до пасеки, мы встретились с племянником Камиля Василием.

Молодой парень девятнадцати лет уже имел опыт сопровождения иностранных охотников и хорошо знал здешние места. К нашему приезду он уже запряг трех коней. Я переоделся, закинул ветровку, сменное термобелье и воду в рюкзак, мы обсудили план охоты и, выпив свежего чая с чабрецом и медом, выдвинулись в горы.

До хребта добрались за два часа, спешились и продолжили охоту, а Василий спустил лошадей и остался ждать нас внизу. Надев рюкзак, я перекинул карабин через плечо и двинулся с моим проводником навстречу приключениям…

 

Господствующая высота дает круговой обзор, увеличивая шанс обнаружения зверя. Фото автора.

Дорога вилась по ущелью словно змея, солнце светило очень ярко, но воздух был уже прохладный. Пройдя метров двести, мы заметили в кусте арчи молодого рогача красноватого цвета, который встал, видимо справить нужду, и сразу же лег. Так как он не представлял для нас интереса, мы шли открыто.

Он заметил нас и не спеша скрылся за склоном. Перевалив через ущелье, мы увидели еще одного молодого козлика, который спокойно пасся на расстоянии ста пятидесяти метров от нас. Мы медленно выглянули из-за хребта и внизу заметили хорошего самца, который стоял в арче на расстоянии 350 метров. Ниже стоял еще один, но молодой.

Чтобы лучше оценить его трофейные качества, я лег и стал рассматривать козла в прицел. Рога были хороши. Сказал егерю, что хочу стрелять. Замерил еще раз дистанцию и угол, сделал поправки и приготовился к выстрелу, но Камиль вдруг остановил меня. Выше на поляне он заметил здорового рогача с мощными белыми рогами.

И вправду самец был очень крупный, расстояние до него составляло триста метров, угла почти не было, ветра тоже, возможен прямой выстрел через ущелье. Как только я поставил карабин на сошки и приготовился к выстрелу, козел тут же побежал мне навстречу. Он увидел на одном склоне с собой молодого самца и решил его прогнать.

Дистанция сокращалась, он повернулся и встал боком. Дальномер показал двести сорок метров. Щелкнул барабан поправок, я выдохнул, ощутив подушечкой пальца прохладную сталь. Взял крест чуть ниже лопатки и плавно потянул спусковой крючок — выстрел!  Самца словно ужалило. Есть!

Шлепка никто не услышал — видимо, сгладило ущелье, через которое стрелял. Козел сделал пару прыжков, опустился на передние ноги и лег.

 

К концу дня нет ничего приятнее, чем перекинуть тяжесть добычи и снаряжения с плеч на круп лошади. Фото автора.

Солнце скрылось за горизонтом, когда мы подошли к моей добыче. Сообщив Василию по рации об удачном завершении охоты, договорились, чтобы он подогнал лошадей вниз ущелья. Как только мы спустились к подножью, зарядил сильный дождь с громом и всполохами молний. Закинув добычу целиком на коня, мы двинулись в обратный путь, где нас ждали сухая одежда и горячий чай с чабрецом.

ПОДАРОК БАЙАНАЯ

В этом году Казахстанское общество охотников и рыболовов снова провело аукцион на сибирского козерога и сибирскую косулю. Сделав свою ставку, я стал ждать результата. По итогам аукциона я стал обладателем лицензии на добычу одного самца. Созвонился с егерем и договорился встретиться с ним в четыре утра возле его дома.

Мы поднялись на хребет высотой две тысячи двести метров, когда уже светало. Заехав на более-менее ровное место, вышли из машины и сразу заметили рогача, метрах в восьмистах от нас.

Пока я переодевался и готовил карабин, Камиль в свой восьмикратный «Вортекс» поймал еще несколько коз с сеголетками, о чем сказал вслух, подстегивая меня собираться быстрее. Рогач, которого мы увидели первым, спокойно ходил по склону, демонстрируя хорошие рожки. Подойдя к кусту шиповника, он почесал рога, из-за куста вышла самка с двумя сеголетками, и рогач последовал за ней.

Пройдя километр, мы расположились под скалкой и стали изучать склоны напротив нас. Впереди находилось небольшое ущелье, левый склон которого хорошо просматривался, и мы практически сразу заметили самок с сеголетками. Чуть позже в одном прощелке мы насчитали семнадцать косуль.

Согласитесь, это очень хорошо за полчаса наблюдений. Наблюдать интересно, но, как говорится, из следов пельмени не сделаешь. И я решил: какого зверя мне пошлет Байанай, такого и добуду, не тратя времени на погоню за рогами, ведь у меня уже есть хорошие трофеи, поэтому важнее сам процесс охоты…

 

В дело идут не только мясо, шкура и рога, но и копыта, из которых делают подставки, рукоятки ножей, штопоры и многое другое. ФОТО SHUTTERSTOCK

Пройдя чуть больше часа, мы вышли из-за поворота и стронули хорошего самца, который поднялся от нас метров в пятидесяти. Я скинул карабин в надежде, что рогач сделает остановку, но он скрылся за хребтом.

Пройдя чуть вперед, мы увидели на дальнем склоне достойного самца, но расстояние было больше двух километров. Я отвел взгляд, чтобы осмотреть левые скалки, и тут же заметил козлика, движущегося параллельно нам, чтобы уйти в соседнее ущелье. Замерил дистанцию: триста тридцать метров с небольшим боковым ветром.

Показал егерю, чтобы тот следил за попаданием, скинул, карабин, выдвинул сошки и лег прямо на тропе. Поймав в прицел рогача, установил крест на лопатке, но животное продолжало движение, и тогда я взял немного по краю груди.

Раздался выстрел, за ним характерный шлепок. Косуля остановилась, чуть наклонилась и прыгнула за гору. Подождав немного, мы отправились на поиски и, выйдя на гребень, увидели моего рогача, лежащего на сочной зеленой траве и уже доходящего.

Пуля попала туда, где грудь соединяется с ребрами, и прошла через легкое, не задев ребер, как хирургический порез. Водрузив свою ношу на плечи, мы двинулись в сторону машины, и уже через четыре километра наш маленький олень казался нам не таким уж и маленьким.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть