Собаки

О мастерстве работы легавых

Последние наши крымские пойнтера, которые были добычливыми охотниками и весьма успешно выступали на состязаниях, это собаки, имеющие много крови знаменитых крымских и украинских черных пойнтеров Лады Демчика, ее сына Демона, Рея Волкова, и Блека-Блика Залозного (Горбенко), через полевого чемпиона и красавца Виконта Загальской и других собак этой же линии. Это дочка Виконта, неоднократная полевая чемпионка Юта Телика и покойные его внуки Бой Паутова и Роксолана Пастушко — все стильные, чутьистые и, главное, невероятно «добычливые». Первое прилитие нашим пойнтерам крови трайловых собак через Замбо Гринченко было очень удачным и своевременным для Крыма, появилось десятка два первоклассных пойнтеров, экстерьерных, с идеальным аппаратом движений, стильных, страстных («бегущих»), с крепкой психикой и «смальцем» в голове.

Фото Геннадия ГАЛЬПЕРИНА

Яркий пример этому — прекрасные спортсмены и великолепные охотники Стелла Бакулина и ее братья. Стелла — тетка моего Мейсона по Замбо и единственная его «любовь», а плоды этой любви (инбридинг II–III на Замбо) два красивых, стильных и страстных кобеля, отличных в поле и радующих своих хозяев на охоте.

От вязки Стеллы с сыном Юты Телика черным Снейпом Краснобаева в 2015 году получен помет «бегущих», черных пойнтеров.

Лучший кобель погиб в закрытой машине от теплового удара, а из ныне живущих я знаю двух сук, одна в Америке, другая у Бакулина, она имеет диплом II степени и хорошая охотница.

А вот в дальнейшем надо было думать, как лучше использовать детей Замбо в племенной работе, ведь чрезмерное прилитие к ним крови трайловых собак, по моему глубокому убеждению, у некоторых из потомков привело к излишней страсти, которая обернулась трудностями в их натаске и снижению у них чисто охотничьих качеств, так востребованных нынче при катастрофическом снижении численности дичи.

Очень нравящийся мне великолепный по экстерьеру и страстный до предела Дилан Паутова достаточно умен и обладает на редкость крепкой психикой, он мог бы успешно выступать на трайлах, хозяин и готовил его к этому, но в последствии он почему-то охладел к этому спорту и теперь берет его на охоту.

Дилан уступает в добычливости его опытным бретонам, но если бы с детства в натаске он был бы ориентирован на охоту, думаю, результат был другой. Паутов великолепно поставивший десятки собак разных пород, попади Дилан к другому, судьба его могла быть совсем иной.

Лично я всегда предпочитал умеренный инбридинг на знакомых мне незаурядных собак только определенной, устоявшейся линии, вязкам с красивыми и отличными в поле собаками, не зная, какими заслугами обладали их предки.

Пример замечательного инбридинга на лучших украинских черных пойнтеров — это вязка дочки Замбо палевой Яшмы Гринченко и черного Монарха Шабашева, появились на свет Роксолана Пастушко и очень стильный, удивительной. эталонной красоты Один Гринченко.

Все мои собаки были продуктом продуманного инбридинга II–III на наших «крэков», даже в моем Кизил-Томе, завезенного в Крым, инбридинг III=III на черного сына Демона великолепного Рея Волкова, но уже через московских и белорусских пойнтеров.

Словом «крэк» (кроме наркотика) называют лошадь, признанную фаворитом скачек, именно так наши старые пойнтеристы называли полевых чемпионов, любил это слово и мой Друг Игорь Степанович Горбенко, Царствие ему небесное!

В заключение своего эссе о «бегущих» легавых настоятельно советую владельцам щенков, приобретенных для охоты, у которых много крови трайловых собак, держать их с детства в строгости и сразу приучать к дисциплине и безукоризненному выполнению «тормозящих» команд. В противовес правилам воспитания собак для чистого спорта начинать показывать им птицу с 5-6 месяцев.

Если у щенка упрямый и неукротимый нрав, толку с него не будет, отдайте его. Сколько той жизни, чтобы самому создавать себе проблемы!

Из восьми английских сеттеров, дипломировано четыре, еще три свой шанс упустили, погнав отработанных птиц. Хочу остановиться на работе «бегущей» Адины Сильченко, которую выставлял В. Пастушко. С поводка она «заложила» пару широких параллелей, ушла метров на 250 и там с ходу стала. Подбежавший ведущий послал собаку, после чего комиссия зафиксировала хорошую и четкую работу по фазану.

Но тут сразу стал вопрос, можно ли продолжать экспертизу при таком поиске, практическом отсутствии необходимого контакта собаки с ведущим и невозможности комиссии следить за ее работой в данных угодьях.

После проверки управляемости собаки, сократившей поиск под жесткими командами ведущего, испытания продолжились, в конечном итоге ее расценена на диплом III степени с «девяткой» за быстроту хода и «шестерками» за «мастерство» и «постановку».

Многие наши прежние английские сеттера и скакали быстро, и великолепным чутьем обладали, и стилем блистали, к тому же были прекрасными охотниками. Дипломы I степени, победы на состязаниях по перепелам и вальдшнепам, богатые трофеи на охотах их хозяев — тому подтверждение.

Могу сразу назвать десяток кличек сеттеров, работы которых и у меня до сей поры перед глазами, четыре диплома I степени выданы этим собакам при моем участии.

Удачное прилитие нашим сеттерам крови великолепного по стилю трайлового Бонно Ващенко привело к появлению у нас новых классных «бегущих» и стильных собак. Уже успешно работают на охоте три его потомка второй генерации, дети замечательного полевика Леля Стукалина. Все они попали в надежные руки, так что мы о них еще услышим.

Из восьми курцхааров, выступавших нынче на состязаниях дипломировано пять, а из тринадцати их «волосатых собратьев» только четыре. В состязаниях по перепелу, состоявшихся за три недели до этого, из девяти дратхааров отработали на диплом семь собак, а из четырнадцати курцхааров дипломировано только семь.

Вроде бы и контингент участников тот же, а результаты отличаются. Из увиденных мною выступлений курцхааров хочу отметить работу черно-пегой в крапе Иджи Чуфистова, ее хозяин мой друг, и я знаю, сколько времени он уделил подготовке ее к состязаниям. В наших угодьях фазана больше, чем перепела, так что встреч с петухами и курами она имела предостаточно.

Утром, в первой половине запуска, Иджи работала на дамбе, искала на галопе, осмыслено, тщательно, но безрезультатно. Вечером она была пущена последней, перед этим ведущий ставил суку дратхаара, с которой он вернулся к машинам, затем он довольно долго, возвращаясь с Иджи на поводке, искал комиссию.

Собака выглядела «несвежей», ее лучшая работа проходила у меня на глазах. Иджи прихватила запах птицы края у широкой ямы, дно которой было покрыто сухими ветками, и твердо стала.

После посыла ведущего броском, с шумом по веткам, проскочила эту яму и подняла петуха уже за ней, с другого края, метров за 15. Собака расценена на диплом II степени с «семерками» за ход, мастерство и дрессировку.

Глядя на эталонный экстерьер этой удивительно нарядно окрашенной, черной в белом крапе сучки считаю ее гораздо более немецкой, чем те беднокостные тонконогие кофейные сучки с порочным подрывом животов и хвостиками толщиной в мой указательный палец, которых массово расплодили в последние годы.

В стандарте, по которому я всю жизнь судил курцхааров, значится, что хвост у этой породы «толстый у основания», а «подрыв живота, в зависимости от степени выраженности, является недостатком или пороком».

На Украине в течение 15 лет испытаний и состязаний легавых собак по боровой дичи проводили по разработанным мною правилам, в которых «мастерство» было лимитирующим балом для присуждения диплома, соответственно его степени 6-7-8.

Нынче только две собаки получили «восьмерки» за это качество, это шотландский сеттер Черри Яценко и дратхаар Ферри Конобеева. У Черри был идеальный «челнок», а у Ферри была работа «с заходом», которая полностью отвечала прежним требованиям по «мастерству» для присуждения ей диплома I степени. До 90-х годов для такого диплома была обязательна подача птицы на ведущего.

Потом это требование и лимит «мастерства» убрали и ввели термин «мастерство поиска». Правила упростили, а ведь успех охоты с легавой в лесу полностью зависит именно от ее ума и проявления мастерства на всех этапах работы по боровой дичи.

Собака должна показывать целесообразность при поиске птицы. На открытых местах она должна пользоваться ветром и искать челноком, независимо от направления хода ведущего. Как говорят, «ловить ветер», то есть искать на косых параллелях при боковом ветре, а «за ветром» она должна уходить вперед и челночить навстречу ведущему.

Соизмерять скорость хода с возможностями своего чутья и условий работы. Тщательно обыскивать места характерные для обитания птицы, пропуская нетипичные. Уметь отработать бегущую птицу, при надобности обойти ее и подать навстречу ведущему. В крепких местах находиться в границах видимости ведущего и быть в постоянном контакте с ним.

В густых зарослях делать анонс (доклад) о наличии птицы. Это все предусмотрено правилами, но я к этому обязательно хочу добавить те элементы мастерства, которые делали абсолютно все мои собаки, делает это и Мейсон.

По границе леса и открытого места и особенно при работе в лесополосах мастеровитая, опытная собака постоянно забегает вперед ведущего на 50–150 метров «по чистому», заворачивает и двигается ему навстречу уже «по гущине», дойдя до него, она все это повторяет. В этом случае шумовая, убегающая или отработанная собакой птица вылетает вам навстречу.

Когда мы охотились на вальдшнепа или фазана по лесополосам с Геной Пашинским, то мой Кизил-Том и его Бим делали такие заходы с обоих сторон посадки на одинаковом расстоянии, синхронно и одновременно, а их парные потяжки, стойки и доработки были настолько захватывающими, что я, завороженный красотой увиденного, часто опаздывал с выстрелом и «мазал» по птицам.

Посмотрите парные работы итальянских английских сеттеров по вальдшнепу, снятые в Крыму, тогда поймете, что такое мастерство и красота работы легавой собаки в лесу.

Половина собак на нынешних состязаниях не обращали никакого внимания на ведущих, а те, в свою очередь, неслись за ними, в результате угодья оставались практически необысканными. Это были все так называемые «бегущие собаки».

В лесу собака должна следить за указаниями хозяина, здесь контакт просто необходим, а как иначе заставить ее более тщательно обыскать «подозрительное место». Тут я вспомнил один любопытный случай «тесного контакта» собаки с хозяином.

В 1983 году, когда мы с моим другом из Киева Женей Чепериным охотились на котлованах под Кара-Тау, то встретили там киевлянина Степана Михайловича Литвина! Когда-то его курцхаар Дик был чемпионом Украины в состязаниях по вальдшнепу, имел два диплома I степени по этой птице, после него он завел английского сеттера Лану, шуструю, но бестолковую собаку, которая очень не любила лазить в заросших котлованах.

Мы долго наблюдали, как дедушка Литвин безуспешно подзывал собаку, пытаясь заставить ее обыскать котлован, вокруг которого она с упоением носилась по голому месту.

Наконец он заорал: «Да иди же ты, быдла, в котлован!»
Мой друг сделал ему замечание:

— Степан Михайлович, вы даете своей собаке неправильную команду, так она вас никогда не послушается.

Дед ждет серьезного совета:

— А как надо?
— К такой замечательной собаке, как у вас, надо обращаться исключительно — быдла ё……ная, — отвечает Чеперин.

Степан Михайлович к новой команде добавил от себя еще и пинок сапогом Лане в зад, после чего та кубарем полетела вниз «исполнять» его приказание.

На нынешних состязаниях бросалось в глаза игнорирование многими собаками многочисленных следов, набродов, сидок и свежего помета фазанов.

На трайловых состязаниях обнюхивание следа — «смерть» для собаки, но работа легавой, имеющей опыт охоты по фазанам и вальдшнепам, часто начинается именно со следа, так как он является признаком нахождения птицы где-то рядом.

Часто фазан, убежавший от приближающейся собаки, затаивается в кусте, запах его свежего следа возле этого куста для нее может служить сигналом того, что птица близко, потому здесь ей надо задержаться для тщательной проверки этого куста.

Я охотился в Белоруссии по тетеревиным выводкам и знаю, как важна там мастерская, осторожная, но без задержек на следах и «ковыряний», отработка легавой собакой жировочных набродов птиц. Именно она помогает сделать ей завершающий финал «верхом» со стойкой, позволяющий ее хозяину насладиться красотой работы и сделать верный выстрел.

В последнее время мало кого из владельцев легавых собак интересуют действия их питомцев, которые они совершают перед стойкой. Самое красивое они не видят, для них важно только успеть прибежать на писк биппера к стоящей собаке до подъема птицы.

Вот, пожалуй, и все, что я хотел рассказать.

Теперь хочу откланяться и заявить, что больше не участвую в никаких экспертизах собак.
Ухожу «со сцены» вместе с тем прошедшим чудесным временем и замечательной атмосферой радости и дружбы, царивших на прежних крымских выставках и состязаниях, не хочу далее терпеть такого отношения к своей персоне со стороны некоторых коллег и организаторов мероприятий.

Главный эксперт на состязаниях это не «свадебный генерал», а главное действующее лицо, отвечающее за организацию и объективное проведение экспертизы от начала проведения жеребьевки и до подведения итогов! Его указания и замечания должны выполняться и не могут игнорироваться!

В заключение хочу обратить внимание организаторов кинологических мероприятий на то обстоятельство, что эксперты не являются нанятым вами «обслуживающим персоналом» для участников состязаний, а являются приглашенными специалистами, потому и требуют соответствующего отношения к себе.

Будьте здоровы!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть