Отчеты об охотах

Улома, год високосный

Так уж получилось, что «магические» две двадцатки на календаре принесли много хлопот и несуразицы. Неясности по поводу весенней охоты поначалу пугали своей неопределенностью, а затем огорошили охотничье собратство почти повсеместным запретом встретить столь долгожданную десятидневку в лесу на тяге или на разливах с подсадной.

Фото автора

Запрет запретами, но Улома ждет.

Пусть ружья зачехлены до лучших времен, но с удочкой на поплавок, за сморчками в лес не заказано, да и годы по паспорту уже позволяют своим временем располагать как заблагорассудится.

Одним словом, с мая по октябрь я житель вологодской земли.

Пропуска на выезд из столичного региона и въезд в Вологодскую область оформлены, что по факту пустой фикцией не оказалось, проверяли.

Главным испытанием, помимо сложностей из-за пандемии, впрочем, не только весенним, но и осенью оказалось качество дороги.

Но к этому мы народ привычный, объехать непреодолимые колдобины на асфальте по разбитой в хлам обочине, с надеждой, что местами можно переключиться на повышенную передачу, особой беды не представляли. Ведь впереди заманчивые леса Уломы, берега Моложского плеса Рыбинского моря, ради которых укатать полдня на 600 км терпения хватает с лихвой.

Что откровенно радовало в пути и смиряло с закрытием весенней охоты, так это значительные табунки гусей, перелетаюших с одного поля на другое, да кряковые селезни на лужах вдоль дороги и на мокрых местах пахотной земли.

Может весна без выстрела обернется в августе этаким утиным «эльдорадо», а осенью выстрел по гусю редкостью не будет.

Улома встретила высокой водой. Свой уровень выше 101-ой отметки водохранилище уже набрало по последнему льду, т.ч. кладки утиные скорее всего не пострадали. По боровой сказать что-либо затрудняюсь, погода весной в целом была прохладная, но ощутимые ночные заморозки прошли местами, как это сказалось на лесной птице можно лишь предполагать.

Ягода в целом присутствовала, где-то густо, а местами скромно. Брусника, черника – собирай не ленись, морошку и голубику поискать приходилось, клюква в этом году, если сравнивать с прошлым, «не обидела». С грибами, уже который сезон слабо.

По рыбе, без улова не останешься, но заказывать уху, рассчитывая на «тройную» дело оказалось рискованным. Всему, скорее всего, виной была высокая вода, продержавшаяся всё лето и начало осени, чуть-чуть отступив к середине октября.

Но вернемся к делам охотничьим, собственно ради этого увлечения ко мне поочередно нагрянули гости, два Александра, один на открытие летне-осеннего сезона, второй с надеждой попасть на пролет северной.

Уже несколько лет августовское открытие охоты по перу, скорее дань традиции, чем прежние утиные охоты. В субботу постреляли, как бы «стволы прочистили», зуд сняли, в воскресенье уже много тише. Впрочем, в этом году есть этому и объективные причины, всё та же вода.

С берега, чтобы хоть была возможность утку увидеть на выстрел, даже в забродниках не подойти, глубоко. Достать сбитую тем более. Здесь и собака не поможет, нет для неё сухого места. Ближний лес и кусты всё под воду ушло. Только с лодки, но и здесь непросто получается.

Там где стояли прошлый год по колено, шест на пару метров уходит, а утка практически летает слабо, вся в траве и камыше, куда не протолкнешься. Здесь бы лодки вроде астраханских узких куласов помогли, да где их взять. Да если бы были.

Прошли те времена, когда лодки местного охотничьего хозяйства спокойно оставались на берегу без присмотра, сегодня и замок с цепью не спасет, много народа «лихого», а еще хуже, что «безбашенного».

 

Произошла трагедия или нет, можно только предполагать, но по размерам оставленных следов, весовая категория сохатого все-таки поболее медвежьей. Похоже поголовье топтыгиных нуждается в регулировании. Фото автора.

Время другое, автомашина, своя лодка ПВХ, мотор к ней, вроде готовность к любым условиям охоты, да на деле не совсем получается. Даже если и удастся пристроиться к кустам, то со стрельбой трудностей немало оказывается. Здесь особо по сторонам не покрутишься, лучше все-таки «мелкое» место отыскать, где воды хотя бы по грудь было. Стоишь в комбинезоне, рукой за куст цепляешься, резких поворотов корпусом избегаешь.

Смотришь практически в одну сторону, стрелять относительно сподручно по налетающим сбоку и встречных, но тех и других без длинной поводки с техническими погрешностями, не забывая шест держать под рукой прочно в дно воткнутым.

На лодке, много налетов сзади, здесь со вскидкой следует быть поточнее и смелее действовать, с выстрелом не затягивая. В общем охота трудовая получается, в болото затолкаться семь потов сойдет, уток сбитых подобрать тоже не легче.

Егерям и начальнику Уломского о/х проблем хватает, ведь помимо утиной охоты, здесь и кабан на потравах и медведь на овсах, лось на реву.

А главное финансовые проблемы, которые снежным комом навалились после отмены весенней «компании», закрытия границ для иноземцев, что «план» годовой бывало глухарем и лосем закрывали, кстати дичью нашими охотниками не очень востребованной, но это по причине от руководства хозяйства не зависящей.

Лося в хозяйстве много, трофейных характеристик высоких. Кабан естественно не редкость, скорее наоборот, везде следы и покопы, лесные песчаные дороги по утрам сплошь переходы, следы «разнокалиберные». Медведь, так жители местной деревни Плосково за клюквой по одиночке ходить опасаются, хозяин леса запугал, часто на глаза сборщикам попадался.

Уже где-то в первых числах октября зашли в верховое болото близь урочища Артюшино брусники на пирог собрать надумали. Глядь, а мох весь примят плотно, а вдалеке три медвежонка «катятся», мелькают среди мелких сосенок в сторону медведицы. Охота ягодой заниматься как-то пропала, да и похоже вычистили бруснику косолапые основательно.

Интересная «заочная» встреча произошла недалеко от Дарвинского заповедника, что граничит с Уломским о/х. По песчаной обочине дороги крупные следы лося, а рядом след медведя, в одном месте отпечатки перемешались, затем свернули в лес.

Произошла трагедия или нет, можно только предполагать, но по размерам оставленных следов, весовая категория сохатого все-таки поболее медвежьей. Похоже поголовье топтыгиных нуждается в регулировании.

Но вернемся к уткам. В середине сентября подошла в большом количестве свиязь, слегка «разбавленная» широконоской и чирком. Кряква попадалась, но скорее местная. Охотники себя никак не проявляли, стрельбы было очень мало.

В первой декаде октября обозначился гусь, но шел высоко и немногочисленно. Присад, обычных поросших зеленью в это время луговин на заливах не было, всё ушло под воду. Скорее по слухам, чем визуально был подход северной кряквы. Но больше всего удивило отсутствие стай чернети, в прошлые года по чистой воде в большом количестве присутствующей, против сегодняшних «одиночек».

В середине октября «закликали» появившиеся лебеди, по местным приметам конец пролета. Может они ошиблись, и северная еще подойдет, но обстоятельства сложились так, что 20 октября я неспешно двигался в потоке машин по ярославскому шоссе недалеко от подмосковного городка Пушкино.

Что можно сказать в заключение: весенний запрет на количестве утки не сказался, во всяком случае я этого не заметил, здесь слово за учеными и охотоведами. А может год високосный виноват, время покажет.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть