Хозяйства и общества

Моя хатка с краю

Как-то прочитал в одном из изданий статью под названием «Бей бобров — спасай Россию». Этот лозунг несколько обескураживает, но имеет под собой определенную основу.

ФОТО SHUTTERSTOCK

Бобер, он же бобр, издавна на Руси добывался ради мяса и ценного меха.

На местах древних стоянок славян в большом количестве находят кости бобров, что служит доказательством употребления нашими предками бобриного мяса в пищу.

То что его шкурами оплачивали пошлины и сборы в казну, подтверждается письменными источниками (см. книгу «Царская охота», составленную генерал-майором российской армии Николаем Кутеповым).

Одежда из меха бобра была показателем определенного статуса в России средних веков.

Нельзя не вспомнить также советские времена, когда промысел бобров был под контролем государства. Оно оплачивало труд охотников-промысловиков, приносящих валюту в бюджет страны. Мех бобра тогда был востребован, в частности, иметь шапку из бобра считалось престижным.

А ЧТО СЕГОДНЯ?

Проблема бобров и окружающей среды тесно связана с использованием природных ресурсов. На мой взгляд, в настоящее время отсутствует реалистичная оценка как численности бобров, так и ущерба, который наносится этими безобидными, на первый взгляд, животными природе и инфраструктуре, созданной человеком.

 

Считаю необходимым увеличить квоты на добычу бобров. При правильной организации охоты ущерб для популяции этих животных нанесен не будет. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Возьмем, к примеру, влияние деятельности бобров на лесные угодья. Поскольку в настоящее время бобер как объект охоты изымается из природной среды малыми квотами, с лесами происходит следующее.

Там, где расселяются эти животные, деревья валятся как после сильнейшего урагана. И что интересно, бобер почти не использует огромную березу, которую свалил, в лучшем случае он берет несколько веток, чтобы съесть их на месте, а осенью заготовить на зиму.

Ну еще иногда обгрызет кору березы, и все, больше он к ней не подходит — приступает к другой. Я встречал в лесах березы более обхвата толщиной, наваленные одна на другую. С них взято минимальное количество веток.

Эти деревья остаются гнить годами. Никто их не использует и не убирает. Согласно нашему мудрому законодательству, брать эти деревья на дрова нельзя.

Кому нельзя? Гражданам России, которым принадлежат природные ресурсы в соответствии со ст. 9 Конституции? Да, им нельзя использовать валежник для собственных нужд.

Сельских жителей, например в Ивановской области, строгие блюстители «порядка» пытались привлечь к административной ответственности за использование поваленной бобрами древесины для отопления своих домов. А могут и пригрозить упрятать за решетку того, кто распилил и убрал с тропинки уже гнилое дерево.

Зато бобрам валить свежий лес можно! Конечно, их же никто не станет штрафовать или сажать в тюрьму за систематическое и несанкционированное нарушение закона и нанесение материального ущерба природным ресурсам.

Мало того что у нас повсеместно идут массовые вырубки леса, в этом нам еще и бобры «помогают». Загляните в карты Google, и вам откроется картина ваврварской вырубки лесов в любой области страны: сплошные проплешины около священного Байкала, аналогичная ситуация в районе Ангары.

А есть места, где все деревья вдоль мелиоративных канав сведены грызунами полностью всего за пять-шесть лет. Причем бобры там валили даже большие сосны возрастом более 10–15 лет. Как тут не болеть душой за родную природу!

Настроение падает, когда идешь по «пустыне» с завалами гнилых деревьев, поваленных бобрами, где раньше шумела березовая роща, а на ветвях деревьев сидели тетерева.

 

Необходимо разрешить гражданам России использование деревьев, поваленных не только бобрами, но и ветровалом, для личных нужд. ФОТО АНТОНА ЖУРАВКОВА

Вот еще один фактор негативного воздействия бобров на окружающую среду: их усердный труд наносит значительный ущерб существующей инфраструктуре, созданной человеком. Даже имея в некоторых местах большие хаты, построенные из земли, палок и глины, бобры продолжают свою деятельность и роют норы под дорогами и дамбами.

Результат — провалы дорог и нарушение движения автотранспорта и, как следствие, дополнительные нагрузки бюджета того района, где это происходит.

Часто приходится видеть усердие бобров по блокированию труб водостоков, уложенных под дорогами. Бобры делают это для увеличения площади водной поверхности и объема водоема. Если не прочистить такую трубу вовремя, то разрушение дорожного полотна неизбежно. Водный поток перетекает через плотину и дорогу, размывая их.

Сам сталкивался с этой проблемой, когда во время охоты передвигался по угодьям. Не принятые вовремя дорожниками меры приводили к разрушению, и нам нельзя было проехать. Предвидя такое развитие событий, я теперь частенько расчищаю запруды либо один, либо с друзьями.

Отдельно необходимо сказать о кардинальном изменении биотопа в тех местах, где бобры сооружают огромные плотины, местами до 2–2,5 м в высоту. Под водой оказываются территории лесов и лугов, которые потом невозможно использовать для заготовки сена.

Происходит заболачивание земель и угнетение лесных массивов, которое впоследствии приводит к полному уничтожению леса на затопленной территории.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Вытесненные с родовых территорий молодые особи бобров часто селятся непосредственно в населенных пунктах у небольших прудов, водоемов, ручьев.

Они начинают грызть деревья, кустарники и в результате спиливают их, не спрашивая на это разрешения у местной администрации, в отличие от человека, которому приходится тратить время на бюрократические проволочки, чтобы убрать дерево, мешающее проезду, затеняющее дом или даже угрожающее жизни.

КАКОВ ВЫХОД?

Прежде всего это регулируемый промысел. Честно говоря, я не вижу профессионального и взвешенного подхода органов государственной власти в лице Госохотинспекции, Федерального государственного лесного надзора и др. к решению данной проблемы. Ее или умышленно не замечают, или не хотят решать.

Количество лицензий, выдаваемых у нас на бобра, смехотворно. При огромной площади угодий и большого ресурса бобров на всю территорию хозяйства выдается всего пять лицензий. В то время как может добываться без особого ущерба 20–30 особей.

Бобер довольно быстро воспроизводится: достаточно двух-трех лет, чтобы его численность на территории восстановилась полностью.

У нас лимитированная охота на бобра разрешена только осенью и до 1 марта. Мало кто из современных охотников будет пытаться добыть бобра с помощью капканов. А на поверхность после октября он уже практически не выходит: корм заготовлен в ночное время, и лишний раз морозить лапы нет необходимости.

Но в ряде европейских стран, например в Дании, на бобров охотятся и весной. Что мешает и нам разрешить этот промысел в весенний период? Спрос на эту охоту на данный момент невелик, а при контроле численности этих животных нанесение ущерба популяции невозможно.

 

ФОТО SHUTTERSTOCK

Считаю, что мотивировать на более активный промысел бобра можно и нужно. Во-первых, эта охота очень спортивна и наверняка станет любимым проведением досуга многих охотников. Во-вторых, добыча бобра — это одно из решений продовольственного вопроса.

Диетическое мясо этого животного обладает прекрасными гастрономическими характеристиками. Существует множество способов приготовления бобрятины: ее можно тушить, жарить, коптить, из мяса бобра получаются отличные пельмени.

В-третьих, прекрасные, легкие и теплые шубы из стриженого меха бобра вряд ли уступают норке своим видом и качеством. Если оставить мех с остевым волосом, то можно использовать подбитую им куртку на охоте. Такой мех очень устойчив к осадкам из мокрого снега и дождя.

Ну и, наконец, струя бобра. Кроме ее применения в качестве сырья для закрепления запаха духов, она отлично зарекомендовала себя в медицинской сфере в качестве иммуностимулирующего средства (проверено на себе).

В то время как мои друзья охотники страдали от гриппа по две недели, я болел всего два дня (и это при том, что простуда и грипп сопутствовали мне с самого детства и до недавнего времени).  

Конечно, при грамотном охотничьем подходе в регулировании численности бобров в значительной степени будут сохраняться лесные угодья с древесиной, которую местные жители смогут использовать для личных нужд, включая отопление.

Кроме этого, один из больших плюсов использования этого биоресурса состоит в том, что государство может получать определенные валютные средства от продажи шкур бобра на международных пушных аукционах.

Последнее время Россия теряет позиции на мировых пушных аукционах, а следовательно, резко уменьшается и приток валютных средств в страну.

Очевидно, нашему государству намного интереснее торговать другими природными ресурсами: нефтью и газом, золотом, алмазами (кризис в результате пандемии лишний раз убедил в необходимости скорейшего избавления от нефтегазовой зависимости).

Промысел бобра и регулирование деятельности в сфере лесопользования РФ тесно связаны и должны быть рассмотрены правительством в самые кратчайшие сроки.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть