Отчеты об охотах

В конце сезона. Из записок егеря

Случилось это в восьмидесятые. В конце зимнего сезона осталась спортивная неиспользованная лицензия на взрослого кабана, выданная первичному коллективу охотников, закрепленному за мной. И нужно было решить, где произвести загонную охоту и грамотно подготовить ее. Через два дня выходной, и соберется команда.

Фото vlod007/flickr.com (CC BY 2.0)

Утром зашел к приятелю, чтобы попросить его отвезти меня в лес на дальний участок моего обхода.

Через полчаса я был уже на месте.

Встав на лыжи, направился по заранее намеченному маршруту.

Благо снега не выпало и было легко двигаться по накатанной лыжне.

Январь — это уже половина зимы. Время стужи и холодов.

Но бывают и исключения в природе, когда вдруг ненадолго потеплеет, напоминая, что не успеешь оглянуться, как уже весна не за горами. Небо уже начало затягивать редкими серыми тучами, но сквозь них все еще можно было увидеть голубое небо.

Под толстым слоем снега угадывались очертания кустов и упавших деревьев. В зимнем лесу даже воздух другой. Он свежий, холодный, но им приятно и легко дышать. Здесь тихо, настолько тихо, что можно услышать стук собственного сердца.

Привычные для уха шорохи и звуки, что можно услышать в любое другое время, пропадают зимой. Все стоит неподвижно, будто окунулось в глубокий столетний сон. Дул легкий теплый ветер, будто предвестник весны. Погода заметно менялась.

Я шел и думал о предстоящей охоте. Пока шел к первой кормушке, лыжню в двух местах пересекли следы лосей. Это порадовало. Значит, лось мигрирует и идет к нам на восток на места отелов.

Следы же кабанов увидел у площадки, пришедших с воспроизводственного участка и ушедших обратно. Была там и свинья с поросятами, которая не ушла, а осталась в этом участке. Но для отстрела нужен секач или свинья-одиночка в стаде взрослых кабанов.

Кормушка находилась в ельнике на небольшой поляне. Сколочен пол из горбыля на небольших столбушках, куда высыпалось зерно кукурузы или овса. Реже — сухари. Рядом земляной солонец, который посещали и другие зверушки.

Осмотревшись, я направился к следующей, надеясь, что там будут взрослые кабаны. Она находилась в березовой роще. Но и там меня постигло разочарование. Туда приходили только сеголетки.

Свинью, по-видимому, убили браконьеры. Порадовало другое. По следам можно определить, что были косули. Значит, останутся и дадут приплод. Их так мало.

Вернувшись домой, решил позвонить председателю нашего общества и попросить разрешения на охоту в воспроизводственном участке ввиду сложившихся обстоятельств. Получил добро.

Настало утро. Как обычно, команда собралась в семь утра в Доме охотника. Были оформлены все документы и проведен инструктаж. Машина не пришла, и пришлось всей команде, в количестве восьми человек, идти на шоссе ловить подходящую попутную машину.

Нам повезло. Остановился бортовой грузовик. Шофером оказался знакомый одного из охотников. Все погрузились, а я шоферу показал дорогу, куда нужно ехать.

Через десять минут мы остановились на шоссе у лесной дороги. Вся команда быстро собралась, и, встав на лыжи, гуськом направились к месту охоты. Настроение у всех было боевое. Погода радовала.

Температура -3 градуса. Дул слабый теплый ветер. Идти на лыжах было не так трудно. Направлялись к месту, где был высыпан картофель, привезенный на тракторе для кабанов. По пути встречались лишь старые и свежие следы лосей. Но мы не огорчались.

Наконец, часа через два наткнулись на свежую кабанью тропу. Все бы хорошо, но температура поднялась и снег стал прилипать к лыжам. Приходилось по очереди идти передом, чтобы другим было легче. Это затрудняло ходьбу.

Тропа привела нас к густому сосновому мелятнику рядом с болотиной, поросшей густым тростником. Я пошел, чтобы обойти и замкнуть круг. Перед этим расставил номера и предупредил, что, как услышат мои крики, были готовы и не стреляли по первому.

Как правило, это идет свинья, а нам надо добыть секача. Двигаться в загоне было трудно и медленно. Лыжи проваливались в рыхлом снегу тростника. Наконец, впереди я услышал шум. Подал голос и начал кричать.

Но результата не было. Кабаны не хотели выходить и кружили внутри. Пришлось сделать выстрел, и лишь только тогда они тронулись из зарослей. «Пошли, пошли!» — кричал я охотникам.

В зарослях я наткнулся на лежку одиночного кабана, в стороне от лежек стада, которых было пять. Лежка была уложена тростником поверх снега. Кабан никогда не ложится на голый снег без подготовленной подстилки.

Через пять минут прогремел выстрел, за ним, через секунду, второй, и крик стрелка — готов! Зверь вышел на номер крайнего стрелка. Тот увидел, как кабан остановился на краю молодого леса и прислушивался, не видя охотника в белом халате. Через минуту прыжками выскочил метров за сорок, подставив левый бок.

Прогремел выстрел. Зверь резко развернулся и пошел на стрелка. После второго выстрела упал метров за десять. Пуля попала в голову, пробив череп. Стадо же прошло мимо стрелков и удалилось.

Я вышел из загона, поздравил охотника. Команда тоже порадовалась, кабан был здоровый, пудов на восемь. Таких не так уж и много. Ценный трофей.

Меня удивило то, что это был кабан «кавказской» масти. Черный с проседью, с вытянутым рылом. Таких раньше выпускали в области. Достали из рюкзаков термосы, перекусили и занялись разделкой и дележкой туши зверя.

В это время я закрыл лицензию. Убрали мясо в рюкзаки, перекурили и направились готовить почеревок в Дом охотника. Пока туда добрались, стемнело. Так закончился сезон охоты на копытных.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть