Хозяйства и общества

Американская крыса — она нам не нужна

Каждый год судьба весенней охоты, особенно на перелетных водоплавающих, висит на волоске. Мнения о ней полярные: охотники считают ее естественной и необходимой, противники — аморальной и жестокой. Антиохотничье движение ведется планомерно, и одна из его целей — запрет весенней охоты повсеместно и навсегда.

ФОТО: SHUTTERSTOCK

Но на фоне этих споров снижение обилия водоплавающих продолжается, причем на этот процесс ограничения и даже долговременные запреты весенней охоты влияния не оказали.

Можно долго говорить о национальной культуре и традициях, но противников охоты это не убедит.

Ориентированные на единственно правильные, по их мнению, европейские ценности, они будут продолжать свою деятельность, цель которой отнюдь не судьба перелетных птиц, а, скорее, раскол общества в стране.

История природоохранных традиций, в том числе по отношению к птицам, наглядна. В России отношение к пернатым у человеческого жилья изначально было особо бережным.

Гнездование ласточек приветствовалось всегда; история скворечников уходит в древность; зимующих у жилья птиц обязательно подкармливали. И все это без утилитарных целей, а просто для души.

Подкормку птиц вели и дети, которые вырастали нормальными людьми, считающими что помогать тем, кто нуждается в помощи, естественно. На Западе скворечники известны со средневековья, но их вешали с целью съедать подросших птенцов.

В Германии эта традиция еще была жива в ХIХ веке. Все естественно: высокая плотность населения, недостаток белковой пищи.

 

В Сибири еще в середине ХХ века утки водились буквально на каждой луже, а затем в каждой этой луже было полным-полно ондатры. Сейчас на всех этих водоемах уток и ондатры почти нет. ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Соотношение ресурсов дикой природы на душу населения у нас и на Западе было издавна разным, что и породило разные традиции отношения к природе. Время меняет людей и их отношение к своей земле. Например, у нас деревенские мальчишки уже не ходят по весне в лес «яйца дроздить», ведь уровень жизни и экологическая грамотность повысились.

Кстати, в этом уже ушедшем из нашей жизни обычае я ничего страшного не нахожу, он воспитывал в подростках наблюдательность и ловкость, а в их растущие организмы попадали необходимые вещества.

Да и на популяцию пернатых этот обычай влияния не оказывал. Но в России он ушел в прошлое, а в Нидерландах до сих пор по весне собирают яйца чибисов из гнезд, причем не подростки, а взрослые.

Осуждать не берусь — в каждом монастыре свой устав, но и в праве Запада учить нас, как нам любить и охранять родную природу, очень сильно сомневаюсь, как и в том, что европейские ценности единственно верные.

У каждой страны свои пути к решению проблем, в том числе природоохранных. Например, при создании Баргузинского заповедника царское правительство России выкупило землю у эвенков Шемагирского рода. Род был малочисленным, земли сдавались родом в аренду русским охотникам.

А в США рейнджерами службы охраны Йеллоустонского национального парка за первые пять лет его деятельности было застрелено более трехсот индейцев. Как говорится, почувствуйте разницу.

Следует признать, что деньги, выделенные на заповедник, до эвенков не дошли, так как в стране начались грандиозные перемены…

 

ПОЧЕМУ ТАКИЕ ЗУБКИ? Ученые считают, что предками ондатры были полевки. Но они были мелкими, а их зубы не такими крепкими и мощными, как у мускусных крыс. Потом животные мигрировали ближе к Северной Америке, вид постепенно переходил к полуводному образу существования. Именно тогда у животных и появились особенности, позволяющие им долго находиться в воде: большой плоский хвост, перепонки на задних лапках, непромокаемая шерстка, строение верхней губы, позволяющее передним резцам перегрызать водоросли, не раскрывая пасти. ФОТО KLAUS RASSINGER, GERHARD CAMMERER, MUSEUM WIESBADEN/WIKIMEDIA.ORG (CC BY-SA 3.0)

Но вернемся к нашим водоплавающим. Снижение их обилия стало заметным повсеместно во второй половине ХХ века. К этому времени уже действовало охотничье законодательство, а промысловые способы добычи водоплавающих и массовый сбор их яиц ушли в прошлое.

В Сибири, например, традиции ничем не ограниченного использования ресурсов водоплавающих продержались до середины ХХ века. Вплоть до этого времени большая часть населения Сибири проживала в небольших населенных пунктах, использование ресурсов дикой природы в утилитарных целях было традиционным и естественным.

Подсадные утки содержались охотниками в практических целях, весенняя охота (с прилета до начала лета) обеспечивала их владельцам возможность добычи нескольких десятков кряковых селезней на каждую подсадную.

В лесостепной Западной Сибири утиные яйца миллионами собирали вплоть до середины ХХ века, а в Восточной Сибири еще в 60-е годы в колхозах на период посевной создавались охотничьи бригады, чтобы обеспечивать колхозников, занятых на полевых работах, белковой пищей.

Добывали тетеревов и глухарей на токах, а водоплавающих на пролете без различий по полу. В таежных деревнях добытых весной уток солили и коптили в количествах, многократно превышающих современные нормы суточной и сезонной добычи. Осенняя охота тоже была масштабной.

Такие традиции ничем не ограниченного использования водоплавающей дичи держались веками только потому, что заметного для современников отрицательного влияния на обилие дичи не оказывали.

 

Установка капкана на крутом повороте реки возле норы грызуна. ФОТО: SHUTTERSTOCK

Это свидетельствовало о высокой продуктивности наших естественных экосистем. Нарастание ограничений охоты (сокращение сроков и норм добычи, рост площадей ООПТ, где охота запрещена, длительные периоды запрета весенней охоты и т.д.) совпали по времени с социально-экономическими преобразованиями в стране, в ходе которых роль охоты в жизнеобеспечении населения постоянно и повсеместно снижалась.

Но процесс сокращения обилия водоплавающей дичи вопреки этому продолжается. Следовательно, этот процесс вызван не охотой, а другими причинами. Конечно, на обилие водоплавающих негативно влияют меняющиеся условия их зимовки, но эта причина отнюдь не основная.

Да, там наших уток стреляют, но у нас почему-то резко снизилось обилие не крупных их видов, а чирков. Так, в Восточной Сибири это произошло в 80-е годы ХХ века, на Дальнем Востоке — в начале XXI века.

Одной из главных причин снижения численности диких уток и гусей следует признать последствия вселения ондатры в России. В соответствии с азбучными истинами экологии вселение чужеродных видов в сбалансированные экосистемы всегда вызывает отрицательные последствия.

За рубежом это давно известно, проблема инвазионных видов считается одной из самых серьезных, угрожающих сохранению биоразнообразия. У нас же, вероятно, продолжается эпоха преобразования природы, а успех акклиматизации ондатры считается одной из заслуг отечественного охотоведения.

В действительности этот успех был только экономическим, но биоразнообразие экосистем всех внутренних водоемов нашей огромной страны оказалось нарушенным. Пустующей экологической ниши для ондатры не было и быть не могло, она вселилась в очень сбалансированную и продуктивную экосистему и потеснила другие виды.

 

Возможно, в современных условиях мясо ондатры окажется более востребованным, чем ее мех. ФОТО: SHUTTERSTOCK

Взрыв обилия ондатры продолжался недолго, после чего ее численность резко снизилась, а теперь уже несколько десятилетий снижается повсеместно медленно. Это явно свидетельствует о падении биологической продуктивности экосистем внутренних водоемов страны.

В таких условиях обилие водоплавающих не могло сохраниться на былом уровне, ведь среда их обитания сильно пострадала от деятельности иноземного грызуна, активного потребителя водной и околоводной растительности.

Самыми уязвимыми из-за жизнедеятельности ондатры оказались многолетние водные растения, ареалы и обилие которых у нас сократились повсеместно.

Например, в Иркутской области обширный ареал водяного ореха (чилима, рогульника) сократился до точки: растение встречается только в единственном озере. Здесь оно сохранилось благодаря тому, что на берегу озера стоит село и люди и собаки не допустили избыточного обилия ондатры.

В Кемеровской же области это растение исчезло полностью. Кувшинки и кубышки, обычные для всех внутренних водоемов страны, везде оказались на грани исчезновения и попали в красные книги.

Эта мера охраны положительного влияния на обилие водных многолетних растений не оказывает, ведь ондатра красных книг не читает. Вахта-троелистка пока еще не в Красной книге, но на подавляющем большинстве озер Сибири исчезла во второй половине ХХ века. В результате озера, веками считавшиеся кормовыми для лося, перестали быть таковыми.

Перечень примеров, подтверждающих негативную роль ондатры в жизни водных и околоводных экосистем страны, можно продолжать, последствия деятельности чуждого для страны вида выражены повсеместно — от лесотундры до южной границы страны. Все в соответствии с законами природы.

Любые попытки изменить ситуацию к лучшему традиционными для нашей страны методами — запретами и ограничениями охоты — эффективны так же, как попытки индейцев вернуть стада истребленных бизонов ритуальными танцами.

Вероятность того, что обилие водоплавающих птиц вырастет само собой, тоже нулевая даже при полном запрете охоты на них. В общем, ситуация более чем серьезная.

 

Весенняя охота на водоплавающих — часть нашей национальной культуры. ФОТО: SHUTTERSTOCK

Вполне естественно, что все природоохранные фонды Запада и заодно наши «зоозащитники» и антиохотники проблемы ондатры в нашей стране не замечают. Но то что этой проблемы не видят в нашем охотдепартаменте, настораживает.

Ведомство, обязанное обеспечивать сохранение биоразнообразия страны, в этом случае любыми ограничениями охоты на ондатру (а эти ограничения есть и действуют) препятствуют сохранению биоразнообразия страны.

Ситуация усугубляется тем, что ондатра не очень востребована как пушнина и цена на ее шкурку упала. Добывание ондатры — нелегкий труд, а поскольку он достойно не оплачивается, промысел вида в масштабах страны почти прекратился.

И это несмотря на то, что мех у ондатры прекрасный, а женщины не собираются отказываться от меховых шуб… Действующие правила охоты исключают возможность промысла ондатры весной, когда мех у нее наивысшего качества, а добывать ее значительно комфортнее и легче, чем осенью или зимой.

Для чего сейчас нужны ограничения добычи ондатры? Вероятно, для того, чтобы не дать восстановиться нарушенным экосистемам наших внутренних водоемов и чтобы ограничения охоты на водоплавающих казались логичными. Ради этой цели в жертву принесено даже биоразнообразие огромной страны вместе с необходимостью его сохранения.

В нашей стране в пределах ареала ондатры биоразнообразие водных и околоводных экосистем обречено даже в заповедниках и заказниках. Ведь законы природы отменить невозможно: ондатра была, есть и будет чуждым для отечественных экосистем видом, а ее деятельность в этих экосистемах только негативной.

 

Природа сегодня платит нам за сомнительный экономический эффект от вселения ондатры. ФОТО: SHUTTERSTOCK

Проблемы сохранения биоразнообразия и сохранения весенней (и не только весенней) охоты на водоплавающих взаимосвязаны. Для успешного их решения необходима государственная программа по сокращению ареала и обилия ондатры.

В масштабах страны быстро справиться с ондатрой нереально, но в отдельно взятом охотничьем хозяйстве запросто. Опыт Австралии с акклиматизацией кролика наглядно показывает, что и проблема ондатры в нашей стране вполне разрешима.

Просто ее нужно решать всеми доступными способами. Весенняя добыча ондатры, дающая пушную продукцию высшего качества, даже в современных условиях может оказаться
рентабельной для добытчиков, то есть возможно возрождение промысла вида.

Очень вероятно, что стимулированию добывания ондатры послужит нижеследующая информация. Еще в юности от эвенков Катангского района Иркутской области я узнал, что ондатра не только очень востребованная пушнина — ее мясо обладает целебными свойствами.

Оно помогает восстановлению здоровья при любых заболеваниях и повышает мужскую силу. В последнем пришлось убедиться той же осенью, на промысле в дальних угодьях. Ондатра ловилась хорошо, ее мясо в жареном виде стало частью нашего рациона.

Но уже через несколько дней последствия его потребления проявились в виде настоятельной потребности самого близкого общения с противоположным полом. Хоть промысел прекращай и в деревню беги, а туда сотня километров пешком.

В результате мы перешли на утятину, ведь она такого влияния на наши тогда очень здоровые организмы не оказывала. Здоровье — самое ценное, что есть у каждого из нас.

Дело за малым: признать проблему чужеродного для страны вида на всех уровнях, в том числе на законодательном. Правила охоты в стране просто не имеют права действовать, как сейчас, против биоразнообразия.

А охотники, надеюсь, не пожалеют труда, времени и патронов для того, чтобы экосистемы наших водоемов начали восстанавливаться.

Дикая природа обладает удивительной способностью самовосстановления, а значит, на всех водоемах, избавленных от ондатры, улучшатся условия обитания водоплавающих. Произойдет это не мгновенно, но обязательно.

Когда дикие утки снова будут успешно выращивать свое потомство буквально на каждой луже, о судьбе весенней охоты можно будет не беспокоиться.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть