Отчеты об охотах

Первый весенний селезень

В сезон весенней охоты 2019 года состоялась моя первая охота на весеннего селезня с подсадной. Пусть кто-то считает эту охоту легкой и примитивной, но это красивая классика. Многие с нее начинают, а я, с самого начала охотничьего пути увлекшись загонными охотами на копытных, как-то совсем миновала этот шаг, и очень зря. И вот в свой четвертый сезон весенней охоты я это осознала и, не побоюсь этого слова, доросла до этого вида весенней охоты.

Фото Дмитрия ВАСИЛЬЕВА

Ожидание открытия казалось невыносимо долгим.

В качестве подготовки к своей первой охоте на селезня я научилась пользоваться духовым манком на утку, где-то за неделю до открытия я начала ходить в сквер рядом с домой к местным утками.

Я слушала их, наблюдала за поведением и раздражала их своими кряками в духовой манок.

Может, я выдавала желаемое за действительное, но мне казалось, что я вижу ответную реакцию: через некоторое время после начала работы манком концентрация и активность селезней вокруг меня увеличилась.

Ну вот наконец-то я дождалась! Та самая волнительная пятница, когда после работы спешишь в путь-дорогу к месту предстоящей охоты!

Канун открытия весенней охоты в Московской области, а уже завтра ранний подъем, ночи без сна, романтика весенних рассветов со звуками пробуждения природы, пьянящий аромат утренней росы, легкая свежесть — вот оно, счастье, и я смогу жадно вдохнуть его!

О встрече с егерем договорились на 4.30.  Накануне я переживала и злилась, что это поздно, боялась опоздать на утрянку. А еще я попросила нерабочую подсадную, потому что после всех тренировок мне было интересно поработать духовым манком и самой приманить селезня.

Надо ли говорить, что егерь посмотрел на меня как на ненормальную. Видимо, в его практике это было впервые. Всегда всем нужна лучшая, самая красивая, породистая и голосистая подсадная.

Я думаю, мы действительно сели в скрадок поздновато, около 5.00. Как только егерь высадил подсадную на воду и уехал, она заработала. Вот это поворот! А говорил, что она нерабочая! Тут я немного расстроилась.

Минут пять она мне «слова сказать» не давала, крякала без умолку… Потом по возможности я начала тоже вставляла свои кряки. И минут через десять после одной из моих квачек к нам сразу плюхнулся селезень.

Так как я не одна была в скрадке, то право первого выстрела предоставила коллеге. Мне уже достаточно было, что я (совместно с уткой) его наманила.

Так вот, после первого селезня произошло то, что мне было нужно: утка замолчала, то ли под впечатлением от селезня, то ли от выстрела, то ли замерзла от ухудшения погоды. И я начала крякать сама то в один, то в другой манок — у меня их было два, на случай залипания и для создания разных голосов уток.

И через сорок минут к нам плюхнулся второй селезень, даже осадку делать не пришлось. Я издала пару звуков одобрения, когда над ухом у меня раздалось — «Стреляй, стреляй!». Я прицелилась и, пытаясь не обращать внимания на подсказки, выбрала момент для удачного и уверенного выстрела.

Наконец-то!!! Все получилось, как я и хотела: я сама наманила селезня — конечно, наличие живой утки сыграло положительную роль — ну и добыла!

К 8.30 стал усиливаться ветер и начался снегопад. На этом утрянка закончилась.

Еще раз на селезня с подсадной, но уже на вечерней зорьке, мне удалось поохотиться в Костромской области в Нерехтском районе в начале мая. Кстати, до этой весны я вообще не знала, что на селезня охотятся еще и на вечерней зорьке.

Да-да, таков был мой уровень познаний о весенней охоте. Это была моя спонтанная поездка на майские праздники к Емельянову Михаилу Витальевичу, председателю Нерехтского РООиР — однокурснику Валерия Петровича Кузенкова.

Когда я звонила, меня в первую очередь интересовал тетерев, а посидеть с подсадной предложил сам Михаил Витальевич. Каркас под скрадок и срезанный камыш у него были уже готовы: до меня был 90-летний дедушка, который приезжает к нему охотиться с подсадной каждую весну.

Мы заранее приехали на место охоты, и Михаил Витальевич за десять минут отработанными движениями соорудил укрытие, сделал мне две бойницы и высадил трех подсадных: одну на воду и двух на берегу. Уток, по словам Михаила Витальевича, как подменили.

До этого они хорошо работали, особенно та, которая была высажена на воду, а в этот вечер не особо «рвались в бой»… но я ж с манками, сижу крякаю, мне все нравится. Первым прилетел селезень серой утки, надо сказать, тут подсадная сработала в осадку.

Я долго рассматривала его в бинокль, тем более он неспешно плыл в мою сторону. Селезень серой утки не сильно отличается от самки, поэтому нужно было быть уверенной наверняка. Выстрел!

Сплавали — забрали его. Михаил Витальевич сказал, что это большая редкость, он за все время несколько раз видел, чтобы подсаживались селезни серой утки. Сижу дальше, крякаю, вижу, как несколько крякашей летело в мою сторону, даю осадки, но они не летят ближе, а рассаживаются в камышах напротив.

Сидят там, жвякают, осторожные… Пробую звуки одобрения, но крякаши все-равно не выплывают.

Видимо, мои звуки не такие уж одобряющие, решаю я — надо было больше уделить внимания работе на утином манке во время тренировок. Вдруг мимо подсадной проплывает парочка чирков-трескунков. Хотя и недалеко, но я все-равно смотрю в бинокль, чтобы быть уверенной на сто процентов, где селезень.

После выстрела три крякаша разлетаются из камышей напротив, но зато я теперь с чирком. По сумеркам один крякаш осмелел и решил выплыть к подсадной. Были еще жвяканья, но смелых больше не нашлось.

Итог вечерки более чем удовлетворительный: добыто три селезня разных видов за одну вечернюю зарю!

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вас может заинтересовать
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть