Гладкоствольное оружие

Шеффилдский сюрприз: МЦ 7 от Arthur Turner Sheffield

Любой журналист, пишущий на тему охотничьего оружия, регулярно получает письма с вопросом «скажите, пожалуйста, что у меня за ружьё?», и автор этих строк – не исключение.

Большинство запросов вполне банальны, но нет-нет да и промелькнёт что-нибудь интересное. Например, пара МЦ 7-12 с высеченными на планке словами Arthur Turner Sheffield и цифрами 1 и 2 (то бишь, позиционируемые, как пара).

Сами по себе это обычные МЦ 7, в базовом охотничьем исполнении, за исключением трёх аспектов. Во-первых, на ружье 1 кто-то развернул чоки до цилиндра с напором в нижнем и получока в верхнем; ружьё 2 осталось со штатными дульными сужениями. Во-вторых, Тим Байди, нынешний владелец пары, подогнал длину ложи до нужной себе путём добавления проставок. И в-третьих — надписи. Попробуем разобраться, кто и зачем их нанёс.

Шеффилд, как известно – третий по величине промышленный центр Англии, сердце британской металлургии и одна из колыбелей Великой промышленной революции. Хотя ножи из Шеффилда с одобрением упоминал ещё Чосер в «Кентерберийских рассказах» (XIV век), с производством огнестрельного оружия в городе как-то не сложилось. Впрочем, в каждом уважающем себя английском городе как минимум один свой, местный, оружейник, обязательно существовал. В Шеффилде таким оружейником был Артур Тёрнер. Обычная маленькая фирма, которая больше торговала под своим именем продукцией сторонних поставщиков, таких, как “Webley & Scott”, написал я в Интернете со слов Тима…

— Никогда! – ответил вдруг кто-то, как мне показалось, с интонацией бессмертного «Никогда Воробьянинов не протягивал руки!» — Никогда Артур Тёрнер (Шеффилд) не торговал под своим именем ружьями Веблея, и никогда не делал вертикалок!

— А Вы, собственно, сэр, кем изволите быть, и откуда располагаете такими сведениями? – осторожно спросил я.

— Меня зовут Джон Кларк, сэр, и с 1966 по 1985 гг. я был производственным директором Arthur Turner (Sheffield)!

— Тогда не будете ли Вы так любезны…

— Разумеется, сэр!

 

История фирмы Arthur Turner (Sheffield) начинается в 1830 году, когда некий Джордж Мейлхем (George Maleham) открыл в городе бизнес по производству и продаже охотничьих ружей. В 1860 году к нему присоединился, вначале на правах подмастерья, его племянник, Чарльз Генри Мейлхем. Через несколько лет он сменил дядю и до 1910 года на вывеске значилось C. H. Maleham. В 1873 году Чарльз Генри взял подмастерьем того самого Артура Тёрнера. Окончив обучение, тот остался работать на фирме, а в 1910 году, когда Чарльз Мейлхем отошел от дел, выкупил её. Название фирмы, соответственно, поменялось: в 1910 г. на C. H. Maleham & Co., в 1920 году — на Arthur Turner (late Maleham & Co), а с 1932 г. – просто Arthur Turner, без уточнения «бывш. Мейлхем и Ко».

Чарльз Генри Мейлхем пользовался солидным для провинциального оружейника авторитетом. Эжектор по его патенту, хотя и не прижился, удостоился упоминания в книге В. В. Гринера «Ружьё». Но истинный расцвет фирмы пришелся на межвоенный период. Как правило, продаваемые ружья были системы Энсон-Дили, среднего и высокого разбора (то, что на английском оружейном сленге называется Best Boxlock). Немалое их число повторяет характеристики модной в то время модели XXV фирмы E. J. Churchill – стволы длинной 25 дюймов (635 мм.) при минимальной массе и без прицельной планки. Попадаются и сверхлёгкие ружья с патронником 2 дюйма в 12 калибре, под заряд 24 грамма дроби.

К сожалению, о довоенной истории Arthur Turner (Sheffield) известно крайне мало. Известно, что фирма располагала полным набором оборудования и персонала, позволявшим производить оружие самостоятельно. Впрочем, для маленькой фирмы делать ружья «из железных чушек» было экономически нецелесообразно – Тёрнер и его сотрудники явно пользовались как минимум заготовками колодок и ствольными трубками с крупных заводов Бирмингема. А возможно, и сборочными комплектами. Точнее сказать невозможно, потому что в ходе «декабрьского блица» 1940 года, когда Шеффилд на правах важного промышленного центра подвергся массированным авианалётам, «геринговские соколы» в числе всего прочего сравняли с землёй дом номер 5 по улице Вест Бар, где располагалась фирма Arthur Turner (Sheffield). Были уничтожены все складские запасы, станки и оборудование, утрачены были и архивы. В 1941 году скончался сам Артур Тёрнер, и восстанавливать дело пришлось его сыну, Чарльзу Генри Тёрнеру.

Чарльз Генри Тёрнер родился в 1900 году, и, как это было принято в оружейных династиях, стал у отца подмастерьем в 14 лет. Он был не только оружейником, но и заядлым охотником и прекрасным стрелком – выступал на соревнованиях по стендовой стрельбе, в том числе представлял Англию на международной арене. У него было много ружей самых лучших фирм, но на профессиональном уровне он стрелял из ружья фирмы Arthur Turner (Sheffied), сделанной по его спецификации и частично его собственными руками.

Ружьё это представлено на фото. Это горизонталка системы Энсон и Дили, сделанная на колодке, как бы мы сказали сейчас, «Магнум» — самой крупной и мощной, на которой Артур Тёрнер обычно делал ружья с патронниками 76 мм. для охоты на водоплавающую дичь. У этого ружья, однако, патронники были длиной 2.5 дюйма (65 мм.), с длиным переходным конусом и плавными дульными сужениями – получок в правом, полный чок в левом стволе. В гравировке использован тогдашний логотип фирмы. Запирающие элементы пригнаны так, чтобы автоматически компенсировать износ – в результате ружьё выдержало более 500 000 выстрелов на стенде (напомню, что тогда правила разрешали использовать навеску в 36 граммов дроби), не потребовав никакого ремонта вообще.

Новое помещение нашлось неподалёку, по адресу 35 Вест Бар Стрит. Сложнее было с оборудованием. Британия, как и СССР, жила под лозунгом «всё для фронта, всё для Победы», все производимые станки шли на выполнение оборонных заказов, все подержанные тоже без дела не простаивали. Сколько-то ружей после войны собрали из остатков задела, по той или иной причине оказавшихся на дому у мастеров и сотрудников, или купленных у коллег. Но по большому счету после войны Arthur Turner Sheffield всё больше занимались ремонтом и техобслуживанием, и всё меньше продавали ружей под своим именем. А те, что продавались, заказывались субподрядчикам, в частности, широко известной в узких кругах компании Skimin & Wood.

Семейное предприятие Тёрнеров, преобразованное в 1946 году в компанию с ограниченной ответственностью (и соответственно переименованное в Arthur Turner (Sheffield), Ltd), уверенно держалось на плаву и в непростые послевоенные времена, и даже расширили помещение, выкупив соседний дом номер 33. Семейный дух в нём, по рассказам, царил и во времена Мейлхемов. Артур Тёрнер даже сына своего назвал Чарльзом Генри в честь хозяина. Не оставалась в стороне и дочь Артура Луиза – с 1921 года она работала мастером по зарядке патронов, а потом доросла и до председателя компании.

А в начале 60-х в здание по 33-35 Вест Бар Стрит зашел молодой инженер Джон Кларк. Джон не был потомственным оружейником, но с оружием был знаком с детства — его отец разводил домашнюю птицу, а представителей дикой фауны, которые были не прочь этой птицей поживиться, «контролировал» из дробовика. Во время службы в ВВС Джон много занимался пулевой стрельбой, а после увлекся и стендовой. Отслужив, он окончил колледж, устроился на работу, пришло время обзавестись собственным оружием. Знакомые охотники порекомендовали ему фирму Артур Тёрнер Шеффилд — как старинную и с хорошей репутацией компанию, где можно было получить не только качественный товар, но и хороший совет.

 

Там он и познакомился с Чарльзом Генри Тёрнером, которого описывает, как «обаятельного и исключительно знающего человека» – и его старшей дочерью, на которой и женился в 1965 году. И до женитьбы Джон выполнял какие-то мелкие заказы от «Артур Тёрнер Шеффилд», а после сам Бог велел войти в семейный бизнес. Чарльз Генри помогал своему зятю и советом, и делом. Из-за его репутации и рекомендации Джона быстро приняли как равного другие члены оружейного сообщества. Он был членом, а в 1980-1981 гг. и председателем Ассоциации торговцев оружием, а также вступил в Лондонскую хартию оружейников. Ранняя смерть Чарльза Генри в 1966 году – ему было всего 66 лет – стала для Джона тяжелым ударом: «я потерял не только тестя, но и отличного наставника и настоящего друга».

В 1966 году после смерти Чарльза Генри Тёрнера председателем компании стала Луиза Тёрнер, финансовым директором – дочь Чарльза Генри, Джудит Кларк, а начальником производства — Джон Кларк. Под их руководством работало примерно десять постоянных сотрудников, плюс около пяти фрилансеров, которые не хотели работать в штате, чтобы иметь возможность брать заказы и с других фирм. Например, хорошего гравера в штат может позволить себе нанять только очень большая фирма. Трое постоянно работали в мастерской, остальные на дому. Основная работа шла по ремонту оружия, нового производилось все меньше и меньше – и всё по большей части в плане кооперации. Скромная фирма из провинциального (с оружейной точки зрения) города пользовалась хорошей репутацией в профессиональной среде, а Джон Кларк даже избирался председателем Британской ассоциации торговцев оружием.

Приблизительно в то же время – в середине 60-х годов – на полках магазина Arthur Turner (Sheffield) появились ружья с надписью “Made in USSR”. Импортером и агентом была шотландская фирма Milbro, у которой была прекрасная репутация. Поэтому, когда Милбро предложила продавать «Байкалы», британские оружейные магазины охотно согласились. Советские ружья Джон описывает, как «лишенные утонченности» – та же AyA из Испании стояла куда ближе к британскому идеалу охотничьего ружья. Но качество было приемлемым, и на фоне других импортных ружей в ту же цену «Байкалы» были практически беспроблемными. «Дёшево и весело» — так буквально переводится английский эквивалент русской пословицы «дешево и сердито».

А как насчёт МЦ? На экспорт они поставлялись, и в каталогах фирмы Milbro была представлена вся линейка двустволок ЦКИБа. Сложнее было со спросом. Достаточно сказать, что «большой экспортный заказ для Англии», полученный после Олимпийских игр 1980 года, и ставший на ЦКИБе легендарным, составлял менее двадцати ружей. Вот и Джон не помнит, чтобы за время его работы продал хоть одно МЦ. И уж тем более у него рука не поднялась бы делать на планке надпись Arthur Turner (Sheffield). Во-первых, из принципа: на Артур Тёрнер никогда не делали вертикалок. Во-вторых – тоже из принципа: по старинным понятиям английское имя может носить только ружьё, сделанное в Англии.

Таким образом, надпись “Arthur Turner Sheffield” появилась на этой паре МЦ 7 не ранее февраля 1985 года, когда фирма была продана некоему Майку Диксону. Беспроблемный бизнес не продают – это аксиома, а чтобы выйти из кризиса, как правило, нужны новые идеи. Одна из таких идей – размещение производства за границей. Ручной квалифицированный труд в Британии всегда был недёшев, да и налоги весь XX век только росли, поэтому мысль выполнить часть работ там, где подешевле, приходила в голову многим. Этот тренд в середине 80-х, впрочем, был в самом зачатке, и идея продавать под своим брендом ружья МЦ была явно новой и неожиданной.

Но почему бы и нет? Цена ЦКИБовских ружей в Британии была намного выше их качества, к тому же, Milbro явно уступила неликвид с хорошей скидкой. По имеющимся у меня сведениям, ружьё номер 790746 было отправлено заказчику 5 января 1981, а ружьё номер 790748 – 29 сентября 1980 г. (такая разница не удивит того, кто в курсе, что номер на ЦКИБе присваивался ружью в момент запуска в производство, а не окончания работы). Как бы то ни было, ружья пролежали на складе Milbro не менее четырёх лет!

Взамен потенциальный потребитель получал красивую, прочную, с прекрасным боем вертикалку с проверенным стендовыми площадками фирменным УСМ на нижнем основании. МЦ 7 не имеет главной конструктивной «фишки» ЦКИБ СОО – пресловутого «мёртвого шарнира», что для правоверного поклонника марки есть большой недостаток. Но использованный в ней классический вудвардовский подвес на цапфах был привычнее для британского стрелка, и к тому же позволило сделать колодку более компактной и изящной, чем у 5-6-8 серии. Во второй половине 80-х, когда слова «Гор-бат-шьоф» и «пе-руэ-строу-ка» были у всех на устах, проект выглядел обречённым на успех.

Но не взлетел.

 

Судя по всему, несмотря на рекламу в прессе, фирма Arthur Turner Sheffield так и не продала ни одной ЦКИБовской пары. Тим Байди купил их на одном из оружейных шоу в 2018 году. К сожалению, в том же году умер Майк Диксон, и узнать, в чём было дело, и почему не взлетел проект, уже не у кого. Остаётся только гадать.

Скорее всего, помешала репутация советских ружей («сделанных из танков Т-34 и шпал с БАМа», как шутят англичане). Возможно, однако, что дело было и в том, что на тот момент ещё не до конца был решен вопрос, с каким ружьём джентльмену подобает стрелять фазанов, куропаток и граусов. Стереотип о том, что настоящее охотничье ружьё может быть только с горизонтальным расположением стволов, в восьмидесятые годы был ещё силён, хотя и сдавал позиции. Не исключаю, впрочем, и такого варианта, что эта пара была задумана, как демонстрационный образец – но в какой-то момент Диксон обнаружил, что поставить ещё парочку-троечку таких же Milbro и ЦКИБ не в состоянии.

Теперь, читая о том, как именитые британские фирмы ныне торгуют под своим брендом ружьями, сделанными в Италии и Испании, мы вправе думать «на их месте мог бы быть ЦКИБ». Но этого не произошло – ещё один пример того, что в современной экономике недостаточно просто уметь делать хороший продукт, по привлекательной цене, на который есть платежеспособный спрос – надо уметь ещё его продать. Сиё да послужит орлам уроком.

Впрочем, кого-кого, а Тима Байди статус-кво только радует. Он уверен, что сравнимую по качеству пару итальянских вертикалок за ту же цену никогда в жизни не нашёл. «Семёрки» в его руках прекрасно справляются с лесными голубями, тарелочками на стенде, и фазанами на скромных загонах небольшого «синдиката» (охотхозяйства, организованного вскладчину) под Роксбургом, что в Шотландии.

На последней охоте сезона 2019-2020 присутствовало девять стрелков. Сделали семь загонов, стрелки менялись местами, каждый раз перемещаясь на два номера. Птицы вылетали из леса, планируя на хорошей скорости над стрелковой линией, слегка наискосок, в основном над 7-9 номерами. Был ясный, приятный денек, ветра почти не было, и выпускные фазаны шли не особенно высоко и сильно – но в загоне попалось несколько диких, и вот они были очень серьёзными мишенями. Тим, как и большинство охотников, использует собственного ретривера. В последнем загоне на Тима налетает вальдшнеп, что бывает нечасто, и считается большой удачей, но в тот раз кулик прошел слишком низко и быстро для выстрела. Всего на 9 ружей добыто 52 фазана, два вальдшнепа и голубь. МЦ7 отработало безупречно, особенно запомнилось несколько очень дальних и быстро летящих птиц. Патроны – 30 граммов свинцовой дроби №5.

Тим рассчитывает передать свою пару МЦ 7-12, вместе с надписью Arthur Turner Sheffield, своим сыновьям, и внимательно сканирует британские магазины и доски объявлений на предмет не выставлено ли на продажу ещё одно ружьё МЦ. Что ж, пожелаем ему ни пуха ни пера!

754

Источник

Теги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть